23.04.2017

Всемирный книжный день, и немного о библионочи

У нас закончилась библионочь, а вообще-то все остальные сегодня празднуют Всемирный день книги. Библионочь, судя по фотографиям на официальном сайте, вылилась в отчётные фоточки для соцсетей, плюс в очередной повод для взрослых нарядиться в какие-то странные костюмы (ну что-то вроде Хеллоуина, но на другую тему). Ну и конечно в маркетинговую стратегию для поднятия продаж (библионочь в Лабиринте длится неделю). А я вот ничего не купила, и нигде в очередях не стояла. Потому что не нравится мне это загоняние в определённые рамки.

При этом если погуглить world book day, то найдутся всякие мимишные картинки.
В костюмы не взрослые рядятся, а делают детям костюм любимого героя (и даже без организации извне и помощи от урбанистов). И это — шок 100% — не всегда даже костюм Гарри Поттера. В пинтересте по запросу World Book Day в основном идут подборки идей '21 Awesome World Book Day Costume Ideas for Kids', а в Великобритании каждому учащемуся выдают ваучер для покупки книг.

Задумка, в общем, не в том, чтобы бить в барабаны и снимать это для Твиттера, и даже не танцевать бачате (я серьёзно), и даже не в выигрыше купона на 250 рублей при покупке в интернет-магазине, а в привитии детям интереса к чтению. Людям не нужно составлять тайм тейбл, чтобы они в указанный час пришли и встали в очередь в библиотеку. Чтобы потом они якобы стали читать больше. Интерес к чтению проще всего привить в детстве, и в идеале не мешать потом, и дать бесплатный доступ к книгам (библиотеки).

В общем, со всемирным книжным днём! 🍾🤓📖
Обе картинки из Goodreads.

19.04.2017

Шесть нон фикшн книг на все случаи жизни

Я иногда забываю, что не все мои текущие читатели читали блог с начала времён. А ведь я пишу отзывы уже как три года, и в архивах лежит много интересного. Только кто будет сидеть и листать блог назад, до ноября 13-го? Поэтому ниже представляю список книг, которые могут быть полезны в разных ситуациях. Правда, о некоторых из них я отзываюсь критически, но там же пишу и краткую выжимку из книги, чтобы каждый сделал для себя выводы.

В случае, если вы дали себе обещание с Нового года начать заниматься спортом/перестать есть фаст фуд/меньше сидеть в соцсетях, и что-то как-то не складывается, книга Чарлза Дахигга «Сила привычки» вас заинтересует.
Лабиринт | Озон

Тем, кто причисляет себя к интровертам, будет любопытно полистать книгу Сьюзан Кейн с одноимённым названием. Я от книги не осталась в восторге, но многим нравится.
Лабиринт | Озон | Литрес

Ася Казанцева просвещает люд о работе мозга и его влиянии на всё в нашей жизни в книге «Кто бы мог подумать! Как мозг заставляет нас делать глупости». Мне немного стыдно, потому что и эта книга меня не поразила. Однако советую присмотреться, потому что опять-таки многим нравится.
Лабиринт | Озон | Литрес

Яна Франк делится своими наблюдениями о творчестве и советует, как развивать свою творческую сторону в книге «Муза, где твои крылья?». Книга мне показалась мало полезной, возможно, потому что я недостаточно творческая личность. Планы всякие составляю, делаю пометки в книге по ходу чтения, записываю идеи для блога в Google Keep. Ну, я и не художник, а Яна Франк да. Возможно, специфика книги вызвана этим. Заодно в отзыве можно посмотреть на Яну Франк в трусах.
Литрес

Мэтт Хейг рассказывает о депрессии и как он с ней боролся в книге 'Reasons to Stay Alive' (можно перевести как «Повод жить дальше»). Книги пока нет на русском, хотя на мой взгляд она гораздо более полезна, чем «Сила привычки» и «Интроверты». Тем, кто не читает на английском, может хватить моей выжимки из книги в отзыве (ссылка в названии).
Bookdepository | Amazon

Кэрил МакБрайд советует, как жить с нарциссическими родителями и при этом не сойти с ума в книге 'Will I Ever Be Good Enough?'. Полезность этой книги я оцениваю на 10 по шкале от 0 до 5, однако на русский она почему-то не переведена. Впрочем, в отзыве я подробно описываю основные мысли и советы автора, и даю любопытные ссылки по теме. Так что если вы не читаете на английском, для начала этого достаточно. Добавлю, что эта книга может пригодиться не только если вы подозреваете у близких нарциссическое расстройство личности, но и если вы подозреваете, что оно есть у вас. Книга помогает взглянуть и на себя со стороны, и сделать выводы.
Bookdepository | Amazon

Для тех, кто хочет сэкономить на книгах, я писала пост «Легально и бесплатно читать книги». Программа Библиотека Литрес лучшее, что придумали наши библиотеки. Если вы получаете читательский билет, попросите логин и пароль к Литресу. Тогда вы сможете читать и новые, и старые книги бесплатно на любом устройстве (Андроид или iOS). Подробно в посте по ссылке.

12.04.2017

Посмотри на него — Анна Старобинец

Как-то майским утром я поехала на обследование в один НИИ, что при РАМН. НИИ серьёзный, по сути он один такой на всю страну. Люди едут в него на обследование и лечение не только со всей России, но и из других стран бывшего Союза. Передо мной стояла простая задача — натощак сдать кровь, перекусить быстро, сделать УЗИ и с результатами обследования подойти к моему врачу. Я всё спланировала заранее, записалась, чтобы времени на всё хватило, и была довольна своими организаторскими способностями.

Врача-узиста посоветовала моя врач. Узистку она хвалила, говорила, что она лучшая в Институте. Можно сказать, светило местного масштаба. Я не требовала лучшую в мире узистку, но раз врач её рекомендует, подумала я, должна быть хорошая. Стоит уточнить, что за амбулаторное обследование в НИИ нужно платить. Бесплатно можно пройти то же самое дней за 5 в стационаре, дождавшись своей очереди на госпитализацию. То есть всё, что я делала, я оплачивала из своего кармана.

С первой частью плана я расправилась быстро. Подойдя к кабинету УЗИ за 5 минут до приёма, удивилась, что в очереди нет никого, кроме меня и двух врачей, мужчины и женщины. Они перешучивались между собой и на меня особого внимания не обращали. Когда подошло моё время, узистка выглянула и позвала меня в кабинет. Каково же было моё удивление, когда вместе со мной зашли сидевшие рядом со мной врачи. Я, мягко говоря, потерялась, когда они начали обсуждать что-то с узисткой, которая готовила прибор для обследования и кинула мне одну фразу «Раздевайтесь и ложитесь на кушетку». Я спросила, что тут делают два незнакомых мне врача, на что получила лаконичный ответ «Это интерны». Я сказала, что не хочу, чтобы интерны присутствовали на моём УЗИ. Меня проигнорировали.

Взвесив за и против, я решила, что двоих дополнительных врачей я как-нибудь переживу, хотя мне и неприятно раздеваться в присутствии неизвестно кого. Узистка начала возить датчиком, и я в принципе уже забыла про тех двоих, когда открылась дверь и в кабинет ввалилось человек 5. А за ними еще трое. Все они были, по-видимому, интернами. Потому что то, что узистка видела на экране, она сообщала не мне, а им. Сопровождая это смешками и инсайдерскими шутками. Я лежала, красная как рак, и не знала, что мне делать.

Представьте себя на моём месте. Вы лежите в исподнем, наполовину измазаны мерзким холодным гелем, в кабинет входят, как к себе домой, незнакомые вам люди, а ваше состояние комментируют всей комнатой десяток человек, вспоминая другие случаи из практики. В кабинете царила атмосфера энергичной студенческой встречи, ведь это же были интерны. Относительно молодые, будущие врачи. Будущее нашей медицины. А через полчаса меня ждала врач с результатами, поэтому вариант вскочить, накричать на них и убежать (не считая необходимости вытирать пол-литра геля и напяливать потом на скользкое тело одежду) был с точки зрения логики неэффективен и также унизителен.

В итоге узистка-светило вручила мне распечатанное заключение и бросила «Печать в регистратуре поставьте», я выдавила «Спасибо» и сбежала из этого филиала ада. Врачу я всё это передала, она крайне удивилась, и сказала, что в моём случае я имела полное право отказаться от присутствия интернов, ведь я оплачивала своё исследование сама. Я это и так прекрасно понимала, и сообщила ей, что я отказывалась, но видимо недостаточно громко и скандально.

Этот случай оставил у меня в душе сильный осадок. Когда я рассказывала близким, не все понимали, в чём именно проблема, и почему я «просто не отказалась» от присутствия посторонних. Стоит ли говорить, что мне это неприятно слышать? Думаю, нет. И так понятно.

Отзыв ниже на книгу может вызвать неприятные эмоции у некоторых читателей. Читающий продолжает на свой страх и риск.
Когда я взялась за книгу Анны Старобинец «Посмотри на него», я была заинтригована с первых страниц. Во-первых, она описывает себя, свою историю так, что задерживаешь дыхание и надеешься, что ей всё-таки повезёт. Во-вторых, уже во второй главе героиня переживает почти то же, что и я. С той лишь разницей, что в кабинете УЗИ я была ответственна только за себя, а она была ответственна ещё и за своего ребёнка, жизнь которого стоит под вопросом.
Я раздеваюсь. Демидов тихо переговаривается о чем-то со своей ассистенткой, я слышу невнятное бормотание: “Конечно… Кому же не интересно…”; потом она выходит из кабинета. Профессор вводит трансвагинальный датчик мне во влагалище. Спустя минуту в кабинет входят в сопровождении ассистентки человек пятнадцать в белых халатах – студенты-медики и молодые врачи. Они выстраиваются вдоль стены и молча смотрят. А я лежу голая. С трансвагинальным датчиком в одном месте. Я снова раздваиваюсь. Та я, которая на грани истерики, зажмуривает глаза, чтобы их не видеть, и, кажется, плачет. Другая я, наблюдательная и спокойная, размышляет, как это забавно, что вся сцена и по ощущениям, и по антуражу похожа на фрагмент кошмарного сна.
Потом он вытаскивает из меня датчик и повторно водит по животу – специально, чтобы продемонстрировать студентам то, что они пропустили. 
– Смотрите, какая типичная картина, – говорит профессор Демидов. – Вот кисты… Видите? Вот они, множественные кисты… Размеры почек в пять раз больше нормы… Мочевой пузырь недоразвит… Смотрите, как интересно… Вод пока нормальное количество… Но скоро будет маловодие… С такими пороками дети не выживают… 
Не выживают. Не выживают. Не выживают. Профессор Демидов обращается не ко мне, а к студентам. Меня он больше не замечает. Меня больше нет. 
Если я сейчас честно служу науке в целом и Центру акушерства, гинекологии и перинатологии им. В. И. Кулакова в частности, какого ж черта я заплатила за это исследование три тысячи рублей? А если уж я их заплатила, то почему светило науки попросту не спросило меня, не возражаю ли я, чтобы за мной сейчас наблюдала толпа посторонних?
Система родовспоможения в России немножко особенная. Начиная с самого названия, которое идёт из СССР — «родовспоможение» — и заканчивая отношением к женщинам в женской консультации и роддоме. Эта система закрытая и попахивает повинностью сродни воинской для мужчин (чего стоит термин «встать на учёт» при наступлении беременности). Анне Старобинец не повезло, и она прочувствовала всю мощь этого бездушного маятника из прошлого на своей шкуре. В её случае не повезло вообще никому.

В шестнадцать недель её беременности в Центре акушерства и гинекологии на Большой Пироговке ей сообщат, что у плода (раньше его называли «ребёнок») почки в 5 раз больше нормы и  ей нужно сделать «УЗИ экспертного уровня» для подтверждения. В цитатах выше описано это самое экспертное УЗИ из центра имени Кулакова на Опарина. После него Старобинец свяжется со своим лечащим врачом из клиники Снегирёва, единственным ответом которого станет «Идите в женскую консультацию». Только женская консультация даёт разрешение на прерывание беременности. Речь идёт о прерывании, потому что «прогноз на жизнь неблагоприятный».

Но надо понимать, что за всё в нашей жизни приходится платить. Просто так врач в женской консультации ничего не даст. Ей нужна обменная карта. А чтобы была обменная карта, нужен заполненный обходной лист. А чтобы заполнить обходной лист, нужно взять этот лист и обойти в поликлинике кардиолога, окулиста, лора, стоматолога и терапевта. После этих манипуляций собирается консилиум и врачи решают, давать ли разрешение на прерывание или не давать. Если дают, то Старобинец отправляют в специализированную клинику на Соколиной горе, где также располагается инфекционное отделение «с бомжами». Там ей должны будут ввести лекарство, провоцирующее искусственные роды, сделать после выхода плода выскабливание кюреткой, чтобы ничего не осталось, пролечить курсом антибиотиков. На всё планируется две недели, присутствие мужа, естественно, невозможно ни при каких обстоятельствах.

Любопытно в этой ситуации то, что никакого выбора женщине не предоставляется. Единственный вариант в случае Старобинец — ложиться в стационар в отделение государственной инфекционной больницы на искусственные роды и выскабливание, молясь, что в результате манипуляций её не заразят ЗППП, не начнётся кровотечение, не придётся удалить матку. Никакие другие заведения в России «такими вещами», как это называют врачи, не занимаются. Неважно, за какие деньги и как сильно просить, неважно, какие у тебя связи и на Порше какого года ты ездишь, живёшь ты на Мясницкой в центре Москвы или в Нижнем Тагиле. Если с эмбрионом что-то пошло не так на уровне генетики (а контролировать такие вещи невозможно), перспектива одна. Ни один платный центр за такую женщину не возьмётся. Это же сложный случай, а им нужны лёгкие. Вопрос только, зачем нужны они сами, если в сложных случаях они не помогают, а в простых и врач не нужен.
У них здесь беременные. Беременюшки. Они здесь занимаются беременюшками и их пузожителями, а не всякой патологической мерзостью. Они контролируют их вес, и состав их крови, и биение их сердец. Но если что-то идет не так, если работа первичных ресничек в клетках эпителия почечных канальцев нарушена, если паренхима перерождается в кисты, если прогноз неблагоприятный, если такие дети не выживают – то пузожитель превращается в плод с пороком, в гнилую тыкву; беременюшка превращается в крысу. Все эти клиники. С воздушными шариками, с журналами “Ваш малыш”, с фотографиями младенцев, с бюстгальтерами для будущих мам. Они не для крыс. Пусть крысы уйдут через черный ход. Пусть крысы копошатся в подвале. Через парадный заходит та, что ждет малыша. Через парадный заходит будущая мама. А я не жду, я уже никого не жду. Я просто крыса. И мое будущее прописано в инструкциях санэпидемнадзора.
Есть, правда, другой вариант. Но он доступен не всем. Собрать деньги, найти знакомых, сделать визу и уехать на прерывание беременности в другую, европейскую страну. Где плод не заливают солевым раствором с 70-х годов, где плод называют ребёнком, где чистку делают, только если УЗИ показало необходимость в ней, а не вслепую, где ребёнка после этой процедуры хоронят, а не утилизируют с мусором. Где к беременной женщине с генетически несовершенным плодом относятся как к человеку, а не говорят «молодая, ещё родишь».

Старобинец так и сделала. Собрала деньги, сделала визу, нашла знакомую и уехала в Германию, чтобы подтвердить отклонения у ребёнка ещё раз и сделать там прерывание. Я не буду пересказывать, что происходило дальше. Это травматично и безусловно ужасно. Объективно ужасно. Когда у человека не остаётся выбора, и ему приходится принимать решение о прерывании жизни ребёнка, которого он хотел, представлял, о котором думал.

Техническая сторона вопроса выглядит жутко. Автор описывает всё: как её готовили к самому процессу родов, как её поддерживал муж и присутствовал всё время (в дальнейшем им обоим это помогло), как она не могла решиться посмотреть на ребёнка, хотя все врачи в немецкой больнице говорили ей, что так будет проще потом.

Естественно, после такого шока у человека меняется взгляд на жизнь, психика. Автор не смогла просто взять и забыть случившееся. Ей пришлось искать психолога и лечить панические атаки, выстраивать диалог с мужем о новом, третьем ребёнке. Которого она, к слову, родила, и с которым всё благополучно.

Однако для меня, как для человека, проживающего в России, и при этом женщины, более жутким стало описанное автором отношение общества к пережившим подобное женщинам. Она для книги пыталась связаться с той самой инфекционной больницей на Соколиной горе и с Департаментом здравоохранения и взять интервью по теме. Её либо игнорировали, либо отвечали одной фразой. Закрытость нашей системы здравоохранения вызывает у меня серьёзные вопросы. Я с ней знакома и по своему опыту. Зачем она нужна, если всё так эффективно организовано, как любят представлять на официальных сайтах и в интервью служителей народа?

Для книги же она брала интервью у женщин, переживших то же самое. У ребёнка одной из них, Жанны, диагностировали анэнцефалию, и она решилась рожать дома сама. От безвыходности. Потому что в стационаре больнице после прерывания врачи не дают женщине ребёнка на руки, не дают ей попрощаться с ним, даже если она попросит. Её это не устраивало. Зачем нужны эти бесчеловечные запреты и обращение с женщиной, как будто она недееспособна? Она беременна, а не психически нездорова. Стоит пояснить, что всех женщин, у которых диагностируют пороки развития плода, направляют на прерывание. Несмотря на любые религиозные или этические воззрения, запрещающие это делать.
На самом деле, это оказался практически самый болезненный момент в нашей истории – то, как именно нам сообщили эту новость. Без всякого такта и сочувствия. С предложением показать мне чужих детей с физическими увечьями через минуту после того, как я узнала, что мой ребенок умрет. И еще – как только они видят, что что-то не так, они начинают говорить не “ребенок”, а “плод с аномалиями”. Где-то в комментариях на форумах я прочла, что в нашей стране, похоже, медики таким образом формируют “здоровую нацию”. Настойчиво уговаривая женщину на аборт, если у ребенка патологии. Сразу ведь и детская смертность в родах сокращается, и здоровые дети только рождаются.
И автора книги, и Жанну поддерживали мужья. Семья же, как показано в нескольких интервью, обычно старается обставить всё так, как будто ничего не произошло. По сути женщины теряют детей, неважно по каким причинам и на каком сроке, они должны пережить это горе, каждая по своему. Кто-то плачет, кто-то носит траур, кто-то зажигает свечу, кто-то жертвует деньги детским домам. Родственники же, а особенно родители женщины, утешают её словами «да он же даже ещё не живой был» и «надо поскорее всё забыть». Понятно, что у всех разная способность к эмпатии, но женщинам в такой сложной ситуации поддержки не хватает.

К чему ещё может обратиться человек за помощью в тяжёлой ситуации? Верующий — к церкви и богу. Но не у нас в стране. Героиня другого интервью, Настя, потеряла близнецов на сроке 18 недель. За поддержкой она (помимо прочего) обратилась к батюшке, который ей ответил: «Ну и что? Ты ж не одна такая».

Интернет, казалось бы, даёт возможность самоорганизоваться и объединиться в группы таким женщинам. Но всё тоже не так просто. Если на форуме пишут свои истории об искусственных родах, им не сочувствуют, а посоветуют съездить «к матронушке, она поможет» (починить ДНК?) и назовут убийцами.

Анна Старобинец взвалила на себя тяжелейшую ношу. Показать и заскорузлость нашей медицинской системы, и отношение к женщинам, которые вынашивают не идеальных генетически детей, и рассказать свою историю, описать свою боль. Такие люди, как она, делают мир немного, но лучше. Потому что о таких темах нужно говорить, через боль, через не хочу. Потому что они существуют и их нельзя замалчивать. «Посмотри на него» это призыв всему нашему обществу посмотреть на то, от чего все отворачиваются. Ведь каждый считает, что с ним-то этого не произойдёт.

Дополнение от 13.04.2017: только что прочитала в фейсбуке Анны, что её муж умер 6-го апреля в Израиле. Если автор вдруг набредёт на мой отзыв, могу только пожелать ей сил.

«Посмотри на него», Анна Старобинец.
Мой рейтинг: 10 из 10.
Озон | Литрес Лабиринт

09.04.2017

Текущее и борьба с воровством

Прочитала книгу Анны Старобинец «Посмотри на него». Книга тяжёлая, страшная в своей достоверности, но, как бы это не было неприятно признавать, нужная.
Хоть и прочиталась книга за пару часов, всё ещё обдумываю написанное в ней. И что стоит о ней написать.

Дочитываю очередную культовую книгу «Дом, в котором...» Мариам Петросян.
Осталось всего лишь 200 страниц из 976. При покупке сомневалась, какое издание брать — обычное или это, подарочное. Кто-то советовал купить обычное, а потом, если понравится, уже подарочное. В нём же текст дополнен вырезанными из первого издания отрывками. Но я как-то прикинула, что экономней всё-таки купить сразу большое издание, потому что оно с картинками. А я люблю книги с картинками:
В книге сюжет близится к выпуску из Дома, а это ответственное мероприятие для всех участников. Поэтому я немного переживаю за Табаки и Сфинкса. Как можно понять, «Дом...» меня немного поглотил. Честно говоря, уже жду, когда его дочитаю, потому что каждый раз, как за него сажусь, приходится по 300 страниц читать, и засиживаться до глубокой ночи. Меня порядком раздражает, что все герои одинаково разговаривают, да и инфантилизм некоторых персонажей зашкаливает, но больше всего меня раздражает, что несмотря на это вот всё не могу бросить его.

Забавно, что на обложку первой книги вынесена хвалебная цитата Галины Юзефович, а «Дом, в котором...» одна из её любимых книг.

Кстати, если у вас возник вопрос, куда я пропала, то это вопрос не ко мне. Точней, ко мне, но причина не совсем во мне. Недавно я случайно обнаружила, что кое-кто неизвестный (привет, кое-кто) копирует мои отзывы, переводит их через Google.Translate на английский (я серьёзно), вставляет на свой сайт и раздаёт там под моими переведёнными отзывами электронные книжки (со ссылками на скачивание и рекламой). Помимо текстов, украли и пару моих фоточек. Нет, я действительно серьёзно: фото моего экземпляра «Противостояния» Кинга на моём пледе из Zara Home из моей спальни красуется на каком-то левом сайте с пиратскими книжками. Аж мороз пробежал по коже.
Авторы того сайта, естественно, русские. Естественно, я им написала письмо со всеми ссылками (а их набралось порядка 40!) и с корректной просьбой больше так не делать, и мои отзывы с их сайта убрать. Естественно, мне никто не ответил, но письмо прочитали: часть текста убрали, в некоторых отзывах абзацы поменяли местами (тут смеющийся смайлик со слезами на глазах), некоторые оставили как было, но убрали мои фотографии.

Я прошла стадию отрицания («Может, я ошиблась и всё-таки это не мои тексты?»), стадию злости («$^*&@#%(*&!!!» и «Почему именно мои отзывы, а не Галины Юзефович и знаменитых переводчиц?!»), стадию компромисса (написала письмо), стадию депрессии (не хотелось ничего читать и писать) и стадию принятия. Собственно, я сейчас на ней.

Не скрою, у меня возникали разные вопросы к авторам того сайта. Зачем им это нужно? Почему бы не взять просто аннотации к книгам от издательств? Понимают ли они, что мне неприятно быть по сути соучастницей пиратского распространения книг? Скажу прямо, на каком-то этапе у меня возникли сомнения, стоит ли мне дальше заниматься сайтом.
Но сайт я поддерживаю и отзывы пишу в первую очередь для себя, во вторую для постоянных и новых читателей блога. И из-за одного какого-то сайта и какого-то не очень хорошего человека бросать моё любимое дело будет несколько несправедливо и опрометчиво. Слишком много чести.

Собственно это причина, по которой я мало что успела прочитать за эти пару недель, и ничего не написала. Всё возмущение по данному поводу просьба адресовать анонимному вору (который наверняка это читает).

Следующий отзыв будет на книгу:
Анна Старобинец, «Посмотри на него».

03.04.2017

Сочувствую питерцам. Такой красивый город, и такая ужасная несправедливость.
Да, у меня книжный блог, и я знаю, что сейчас везде-везде новости. Но молчать я тоже не хочу. Извините.

31.03.2017

Книжный дзен

У кого как книги расставлены? У меня по бокам bookend books подпирают, а в середине little to big. 
Остальные в шкафу набиты плотным слоем.
Не считая тех, что на кухне лежат и на полу.
И стопок на тумбочках у кровати.
Внутри тумбочек, впрочем, не лучше.

Картинка отсюда.

28.03.2017

Что экранизируют в этом году?

Этот год обещает стать удивительно плодотворным на экранизации книг. И киностудии, и каналы плотно взялись за литературу как за источник вдохновения. В принципе логично. У каждой популярной книги уже есть крепкая фанатская база. Читатель как минимум задумается «А не сходить ли мне посмотреть, что получилось?», как максимум станет фанатом ещё и фильма (сериала). По сути это гарантирует прибыльность фильма или сериала, отсюда всё больше и больше книг экранизируют каждый год.

Итак, что интересного нас ждёт из крупняка? Рассказываю в хронологическом порядке.

26 апреля:
премьера сериала «Рассказ служанки» по книге Маргарет Этвуд, канал Hulu. В роли главной героини Оффред Элизабет Мосс, она сыграла Пегги Олсон в сериале «Безумцы». На некоторых кадрах из сериала также замечена Алексис Бледел, она же Рори Гилмор из сериала «Девочки Гилмор».
Я писала о книге здесь. Сейчас в тренде проводить аналогию между событиями в книге Этвуд с происходящим в Америке. На мой взгляд это несколько перебор, в «Рассказе служанки» всё гораздо радикальней и печальней. А кричать «Волки!» на пользу никогда не идёт. Особенно если потом будет реальный повод это сделать. Если кому-то и уместно проводить такие сравнения, то нам (также см. эту новость, да и много подобных).

27 апреля:
премьера фильма «Сфера» ('The Circle') по книге Дэйва Эггерса, в главных ролях Эмма Ватсон и Том Хэнкс. В принципе что за книга с таким актёрским составом уже не важно, билеты всё равно раскупят на все сеансы.
Но если коротко, то очередной Фейсбук пытается сделать мир лучше при помощи всеобщей слежки и использования личных данных, но почему-то не получается.
(В комментариях уточняют, что вроде как в итоге компания своего добилась.)

30 апреля:
премьера сериала «Американские боги» по книге Нила Геймана, канал Starz. Первый сезон составят восемь эпизодов.
Я не фанат Геймана, а первые 50 страниц «Американских богов» оставили впечатление, как будто Хедли Чейз взялся писать фэнтези. Книга считается культовой и, в общем, дико популярна. Аннотация от издателя многозначительно заявляет:
одно из самых известных произведений Геймана. Это роман о богах, привезенных в Америку людьми из разных уголков мира, почитаемых, а потом забытых, и о том, к чему не может остаться равнодушным ни один мужчина: о поисках отца, родины, возлюбленной, о символической и реальной смерти.
Зная Старз, а это именно они сняли «Спартака», «Плоть и кровь», «Босса», «Торчвуд» (спин-офф «Доктора Кто») и «Чужестранку», можно ждать развесёлую клюкву с, пардон, грудями, кровью и тестостероном каждые пять минут.

28 июля:
премьера фильма «Тёмная башня» по серии книг Стивена Кинга, в главных ролях Идрис Эльба и Мэттью МакКонахи.
Как такового официального трейлера пока нет, а все видео с отрывками из фильма держатся в страшной тайне. Поэтому пока можно удовлетвориться интервью с актёрами, например, посмотреть на МакКонахи с бородой, которая ему совершенно не идёт:
Серия «Тёмная башня» состоит из восьми книг. В статьях пишут, что фильм будет не экранизацией первой книги в серии, а то ли продолжением, то ли экранизацией по мотивам.

8 сентября:
премьера фильма «Оно» по роману Стивена Кинга. Я из актёров никого не знаю, но если интересно, вот ссылка на IMDB.
Трейлера у нас опять нет, поэтому можно посмотреть на превью, как будет выглядеть Пеннивайз:
Из всего прочитанного у Кинга «Оно» вдохновило меня меньше остальных, показалось затянутым страниц так на 500. Хотя опять-таки считается культовой, и вроде как популярная в США фобия клоунов (коулрофобия) проистекает от неё.
Дополнение от 30.03.17. Показали новый тизер/трейлер «Оно», даже видно героев:
Ну не знаю, в книжке более криповато было по ощущениям.

Без даты:
сериал «Она же Грейс» ('Alias Grace') по книге Маргарет Этвуд, снимает Netflix. Трейлера нет, в главных ролях играют Сара Гадон (Сейди из «11.22.63») и Анна Пэкуин (играла главную роль в «Настоящей крови» HBO). Также в одном из эпизодов снялась сама автор книги, Этвуд. Аннотация к книге от издателя:
23 июля 1843 года в Канаде произошло кошмарное преступление, до сих пор не дающее покоя психологам и криминалистам. Служанка Грейс Маркс обвинялась в крайне жестоком убийстве своего хозяина и его беременной любовницы-экономки. Грейс была необычайно красива и очень юна — ей не исполнилось еще и 16 лет. Дело осложнялось тем, что она предложила три различные версии убийства, тогда как ее сообщник — лишь две. Но он отправился на виселицу, а ей всю жизнь предстояло провести в тюрьме и сумасшедшем доме — адвокат сумел доказать присяжным, что она слабоумна. Грейс Маркс вышла на свободу 29 лет спустя. Но была ли она поистине безумна? Чей пагубный дух вселился в ее тело? Кто она — злодейка и искусительница, зачинщица преступления и подлинная убийца? Или же невольная жертва, принужденная угрозами к молчанию? Подлинная личность исторической Грейс Маркс остается загадкой, лоскутным одеялом, облаком домыслов и сенсационных спекуляций. В романе «Она же Грейс» лауреат Букеровской премии Маргарет Этвуд предлагает свою версию истории о самой известной канадской преступнице. 
Сериал «Террор» по книге Дэна Симмонса, снимает канал AMC («Ходячие мертвецы» это их работа). Обещают неплохой хоррор, в главной роли Джаред Харрис из сериала «Безумцы». Трейлера нет. Аннотация к книге от издателя:
В 1845 году экспедиция под командованием опытного полярного исследователя сэра Джона Франклина отправляется на судах "Террор" и "Эребус" к северному побережью Канады на поиск Северо-Западного прохода из Атлантического океана в Тихий - и бесследно исчезает. Поиски ее затянулись на несколько десятилетий, сведения о ее судьбе собирались буквально по крупицам, и до сих пор картина происшедшего пестрит белыми пятнами - хотя осенью 2014 года грянула сенсация: после более чем полутора веков поисков "Эребус" был наконец обнаружен, и ученые уже готовятся приступить к изучению останков корабля, идеально сохранившихся в полярных водах. Но еще за несколько лет до этого поразительного открытия Дэн Симмонс предложил свою версию событий: главную угрозу для экспедиции составляли не сокрушительные объятия льда, не стужа с вьюгой и не испорченные консервы - а неведомое исполинское чудовище, будто сотканное из снега и полярного мрака.

24.03.2017

Октавия Батлер — Дикое племя | Octavia E. Butler — Wild Seed

'Tolerance, like any aspect of peace, is forever a work in progress, never completed, and, if we're as intelligent as we like to think we are, never abandoned.'
Octavia E. Butler 
«Иногда нужно стать хозяином, чтобы не оказаться рабом», говорит главная героиня книги «Дикое племя». Она знает, о чём говорит. Дважды сама оказываясь в рабстве, а остальное время проведя замужем, что в Африке 1690-го года и означает для женщины быть в рабстве.

Если описывать сюжет книги Октавии Батлер, он звучит даже не то, что фантастически (соответствуя жанру), а несколько бредово. Я взялась за «Дикое племя» ('Wild Seed') в рамках прошлогоднего челленджа Book Riot. Нужно было отыскать и прочитать первую книгу в серии, написанную by a person of color. По наводке из группы в GoodReads, выбрала её и ни разу не пожалела. Скорее, пожалела, что не знала об Октавии Батлер раньше. У нас она непопулярна, и отзывов на её книги почти нет.
В «Диком племени» мы имеем дело с двумя сверхъестественными существами. Доро меняет тела, как перчатки. Чтобы поменять себя, он убивает того, кем хочет стать, и завладевает его телом. Впрочем, необязательно это должен быть мужчина. Доро может стать и женщиной, и ребёнком. Единственное, что он не может — умереть уже как в течение 4-х тысячелетий. Он потихоньку осуществляет план вселенского масштаба по распространению своего семени и созданию нового, улучшенного вида людей. Сверхлюдей, если угодно. Кстати, обратите внимание на русский перевод названия. В оригинале книга называется 'Wild Seed', в русском решили сделать более целомудренный перевод «Дикое племя». Хотя речь идёт именно о распространении того самого. Семени, то есть.

Противостоит грубому, жестокому, и вообще максимально маскулинному Доро главная героиня Аньянву (Anyanwu). Она тоже умеет меняться, но ей не нужно для этого убивать объект. Она меняет сама себя, изнутри. Мужчины и женщины, дети, животные и птицы — она может стать любым и любой. Она и лечит сама себя, и пока она это делает, она не подвластна болезням и старости. Доро находит её, покидая одну из своих деревень, где эксперимент по созданию сверхрасы прошёл неудачно. Его как будто что-то зовёт, и он находит сгорбленную старушку, которая вовсе не так проста, как кажется.
— Кто ты? — повторила она свой вопрос.
— Доро.
— Доро? — Она еще дважды произнесла это странное имя. — Что это за имя?
— Это мое имя. Среди моих людей оно означает «восток» — то направление, откуда появляется солнце.
Она инстинктивно поднесла руку к лицу.
— Это, должно быть, шутка, — сказала она. — Кто-то решил посмеяться.
— Тебе лучше знать. Когда в последний раз ты пугалась шуток?
 Доро забирает Аньянву с собой, в одну из его колоний на материке безграничных возможностей, Америки 17-го века. Она соглашается покинуть родную деревню в обмен на его обещание не убивать никого из её многочисленных потомков. В колонии Доро использует главную героиню для улучшения генетического пула своего потомства. Действие в книге, несмотря на её небольшой размер, разворачивается с 17-го века по начало гражданской войны в США.

Скажу честно, прочитай я это описание у кого-то, за книгу бы я точно не взялась. Тем более меня бы смутило, что жанр указан «научная фантастика», а точно ли это она, если мы говорим о каких-то духах и полубогах?

Хорошо, что я не читала аннотаций и отзывов, а просто взялась за книгу. Потому что в кажущейся простоте текста кроется мастерство Октавии Батлер как одной из лучших писательниц в жанре НФ. То, что невозможно представить и описать, она описывает с лёгкостью и непринуждённостью:
Она стала дельфином, чье мясо она съела накануне. И она поплыла в воде рядом с кораблем, толкая вперёд свое гладкое длинное тело легкими ударами хвоста. Всё выглядело для нее по-другому, так как её глаза смотрели теперь в разные стороны, а голова была вытянута и впереди переходила в твердый нос.  Дышала она тоже по-другому, точнее не дышала вовсе до тех пор, пока не чувствовала в этом нужды. Когда такая необходимость появлялась, она высовывала над водой свой нос с открывающимися отверстиями, быстро делала выдох и захватывала новую порцию воздуха, чтобы наполнить легкие.
И всё-таки это научно-фантастический текст. Батлер описывает трансформации в теле Аньянву вроде бы примитивным языком, который органично смотрится в повествовании о женщине из Африки 17-го века. Но в этих же трансформациях читатель находит молекулы, атомы, деление ДНК. Главное смотреть на книгу незашоренным взглядом, не думая, что это какой-то простенький приключенческий роман. Автор показывает и рабовладельческую страницу в истории США. Мне было крайне интересно читать о жизни колоний в то время. Сложно представить, как такое могло происходить.

Не менее интересно то, что Аньянву чёрнокожая женщина в Америке в то время, когда все чернокожие люди были привезёнными рабами из Африки. У неё есть возможность поменять свою внешность и стать достойной уважения белой женщиной, что облегчило бы ей повседневную жизнь. Она отказывается это делать и не хочет «ложиться» с Доро, когда он появляется в теле белого мужчины. При этом сам Доро унтерменшами считает всех обычных людей без сверх-способностей. Даже белых. Есть ли место в его сердце терпимости и эмпатии? К сожалению, нет.

Кое-где я встречала, что это история любви. Это история чего угодно, только не любви. Это история сопротивления, ответственности за свои поступки, свободы воли, борьбы за свои права, ненависти. Но любви здесь нет. В отношениях Доро и Аньянву естественный контраст между мужским и женским выкручен на максимум. Главная героиня была бы готова полюбить бессмертного антагониста, не будь он таким бессердечным и холодным, думающим только о своей выгоде, шантажирующим её убийством её детей (!). Доро несдержан, гневлив, агрессивен и расчётлив. Если это любовь, то у меня с курьером EMS просто идеальная любовь. Он меня хотя бы не шантажирует в обмен на посылки.

Октавия Батлер сама себя называла феминисткой. Для своего времени она и была таковой — сознательно одинокая, бездетная, чёрная женщина, сама зарабатывающая себе на жизнь писательством в Америке 60-70-х годов. Пусть и это не отпугнёт потенциальных читателей. Весь феминизм в «Диком племени» проявляется в описании ситуаций с позиции здравого смысла и логики:
— Белые мужчины постоянно оставляют после себя коричневых детей, но для белой женщины сделать нечто подобное равносильно тому, чтобы стать животным в глазах других белых.
 — Белые женщины должны быть защищены, — сказал Доро, — независимо от того, хотят они этого или нет.
 — Точно так же, как защищают собственность. — Энинву покачала головой. — Сохранять только для их хозяев.
Книга порадует тех, кто готов читать с открытым сердцем, кто в принципе не против масштабной истории противостояния бессмертных существ, кто любит НФ, кому интересна история рабства в США.

Это первая книга в серии Patternist. Я после неё взялась за вторую, 'Mind of My Mind' (на русском нет). Прочиталась книга за пару дней, но читать продолжение я не буду. Меня расстроило, что основная пара героев, Доро и Аньянву, в финале второй книги становятся, скажем так, не главными героями повествования. Меня привлекал именно конфликт между ними, а без них уже не так интересно. Но «Дикое племя» читается как отдельностоящее произведение, и без всяких продолжений. Поэтому не обязательно настраиваться на всю серию, можно прочитать только первую книгу.
Октавия Батлер с собачкой Люком на пляже. Фото отсюда.
Октавия Батлер, «Дикое племя». Octavia E. Butler, 'Wild Seed'.
Мой рейтинг: 9 из 10.
На русском книгу издавали давно, тираж уже кончился. Можно найти в электронном виде в инете. Я слушала аудиокнигу с Audible, её читает Dion Graham. Читает так, что слушаешь с удовольствием и хочется ещё хотя бы минут пять послушать (а уже час ночи). Произношение имени главной героини взяла из аудиокниги, в русском переводе с ним что-то странное произошло (Энинву?).

17.03.2017

Текущее

Прочитала Сильвию Плат «Под стеклянным колпаком» ('The Bell Jar'). Нахожусь под впечатлением. У меня, правда, есть сильное подозрение, что если бы Плат не убила себя в 30 лет, 'The Bell Jar' не считалась бы столь знаковой книгой, а стала бы одной из нескольких в её творчестве. Очень жаль.
Тем более жаль, что права на произведения после самоубийства перешли к её мужу, Теду Хьюзу, который изменял Плат, оставил её одну с двумя маленькими детьми (младшему не было и года) и усугубил течение её депрессии. Которая привела к суициду. И он получил право решать, что когда и где публиковать из её рукописей.

Дочитала ещё «Золотую розу» Паустовского, «Всю правду о лекарствах» Бена Голдакра ('Bad Pharma', Ben Goldacre), «Почему мы стреляли друг в друга» Генриха Бёлля и Льва Копелева. Почему-то ни об одной писать не хочется.

Выбираю, за что взяться далее. Варианты:

  • третья книга о похождениях Клэр Рэндолл, «Путешественница» ('Voyager');
  • сборник произведений Валерия Залотухи, автора «Свечки»;
  • депрессивная книга о Второй мировой — у меня коллекция таких самых разных. Зебальд, Себастьян Хафнер, Маша Рольникайте. Тема интересует, но я знаю, что при прочтении впаду неминуемо в депрессию;
  • нон фикшн на русском — книга о ГМО Александра Панчина «Сумма биотехнологии», Борис Жуков «Введение в поведение»;
  • «Американские боги» Нила Геймана к выходу сериала;
  • дочитать графический роман на немецком 'Antoinette kehrt zurück', который идёт очень тяжело. Потому что я учу немецкий сама дома, и с грамматикой приходится разбираться своими силами.
Если есть идеи, пишите в комментариях. А может, кто-то захочет вместе нон фикшн читать? Сама я до него не доберусь, чувствую. Или не нон (просто фикшн).

10.03.2017

Диана Гэблдон — Чужестранка | Diana Gabaldon — Outlander

Роман Дианы Гэблдон «Чужестранка» был опубликован в 1991-м году, стал первой книгой в серии из восьми, но массовую популярность обрёл недавно. Канал Starz выпустил первый сезон сериала по роману в 2014-м году и не прогадал — сериал стал знаковым, собрал гору наград и уже продлён на четвёртый сезон. Создатели сериала удачно адаптировали содержание книги, при этом не пересказывая её дословно и внося новое. Но о сериале можно писать много и долго, сейчас речь идёт о первоисточнике.
Клэр Рэндолл, главная героиня, проработала медсестрой на передовой линии фронта во Второй мировой войне. Её муж, Фрэнк, служил в разведке секретной службы Великобритании MI6. За всю войну они виделись дней десять, и вот, после дня победы, Клэр не может поверить своему счастью — они оба живы, несмотря на ужасы войны, и они будут вместе. Только будут ли? Но не буду забегать вперёд.

После радостного воссоединения, они решают провести второй медовый месяц в Шотландии, чтобы вспомнить друг друга и поработать над продолжением рода. Ни детей, ни беременностей у них не было, несмотря на длительный брак. Фрэнка влечёт в Шотландию ещё и его пристрастие к генеалогии. Вроде бы его дальний предок там жил, и он собирается найти всю возможную информацию в библиотеке и у местного служителя церкви, который тоже увлечён историей. Конечной целью поиска стоит создание генеалогического древа семьи Рэндолл. День идёт за днём без больших потрясений.

Однажды утром Фрэнк предлагает поехать посмотреть на современное повторение древнего друидского обычая — танцевать спозаранку в простынях. Так развлекаются местные девушки и женщины на холме с камнями по типу Стоунхенджа. Холм называется Крейг-На-Дун (Craigh na Dun) и он играет ключевую роль в книге.
Девушки потанцевали, разошлись, Клэр и Фрэнк остались в восторге, и тут Клэр подмечает интересный цветочек на подножье холма. Она увлекается ботаникой и целебными свойствами трав, но не может идентифицировать растение. На следующее утро она возвращается на холм с целью сорвать образец и дома по каталогам узнать, как цветок называется. Вспомнив вчерашний завораживающий друидский танец, она поднимается к камням и касается рукой одного из них. Это стало роковой ошибкой.

Камни переносят Клэр почти на два века назад в прошлое, в 1743-й год. Сначала она уверена, что просто потеряла сознание и попала на съёмки фильма, но тут её пытаются избить и изнасиловать в грязи у холма. Пока она осознаёт произошедшее, гостеприимные шотландцы уже держат её в качестве «гостьи» у себя в замке, и не торопятся отпускать. Оставшиеся 800 страниц посвящены приключениям Клэр в непросвещённой Шотландии 18-го века, где она считается чужестранкой (Sassenach). Отсюда название книги.

Диана Гэблдон смешала фэнтези, исторический, любовный и приключенческий роман. Когда автор работает с несколькими жанрами одновременно, у читателей зачастую появляются вопросы к достоверности сюжета, к «жизнеспособности» персонажей. В первую очередь «Чужестранка» всё же исторический роман. Поэтому большинство вопросов вызывает историческая достоверность. 

На мой взгляд историческая достоверность в художественных произведениях вопрос неоднозначный. Обязан ли автор соблюдать точность в отношении деталей одежды и этикета того времени? На сколько далеко может автор уйти от принятых в то время традиций и отношений в социуме? Несёт ли автор ответственность перед читателем описывать абсолютно соответствующий прошлому мир в выдуманном им произведении? Максималисты хотят видеть и увлекательный сюжет, и соответствие деталям того времени. Это не всегда возможно.

Во-первых, ритм жизни в прошлом сильно отличался от привычного нашему. Я не буду писать про влияние, которое развитие личного транспорта и средств коммуникации оказали на человечество. Это всем очевидно. В 18-м веке в деревенской Шотландии, где самый крупный город в книге был населён 8-мью тысячами человек, жизнь протекала медленней и размеренней, чем в Москве или Берлине 2017-го года. Автору поневоле приходится уходить от этой «достоверности» и развивать сюжет так, чтобы читатель не уснул на сотой странице. Отсюда вольности в обращении с нормами того времени и традициями.
Во-вторых, обладают ли критики информацией, которая даёт им право уверенно рассуждать о жизни того времени? Я могу гипотетически представить, как протекала повседневная жизнь в русской деревне 18-го века, и как протекала в шотландской. Но я не историк, у меня в руках нет рукописей 1743-го года, как и монографий со статистикой и прочими деталями той эпохи. Поэтому, хотя определённые события в «Чужестранке» и кажутся мне маловероятными, я не буду ставить крест на авторе и всей серии книг. Для достоверности существует нон фикшн.

Однако меня точно поразила ловкость и простота, с которой Клэр вливается в жизнь 1743-го года в Шотландии. Будучи оторванной от удобств и технических достижений 20-го века, она становится незаменимым участником повседневной жизни замка. Берёт на себя роль лекаря и, естественно, её познания в медицине позволяют ей зарекомендовать себя как эффективного врача (хоть и женского пола). При этом её не смущает ночёвка под открытым небом на земле в летнем сарафане, необходимость справлять нужду либо на улице, либо в ночной горшок в комнате, отсутствие средств личной гигиены и доступности ванны и душа.

Для меня отсутствие душа, санузла и зубной щётки стало бы большим стрессом, чем бытовой шовинизм необразованных шотландцев 18-го века. А вот у Клэр всё обстоит иначе. Она не упускает возможности указать главе клана на его зашоренность в отношении rape culture, поражается снисходительному отношению мужчин к женщинам и периодически проводит пятиминутки равноправия. Вот это уже я считаю странным и необоснованным — попадая неожиданно в прошлое, стоит ли выделяться в толпе и идти против мнения масс ради защиты эфемерных идеалов, которые не станут достижимыми ещё пару веков?

Дальше я немного поспойлерю, поэтому если вы незнакомы с сюжетом, не смотрели сериал и не читали книгу, но собираетесь — лучше листать в самый конец.

Попав в прошлое, Клэр находит друга в одном из шотландцев-шовинистов, в Джейми. Джейми поигрывает кубиками и бицепсами, что любому другу прибавляет +100 к обаянию. У Джейми трагическое прошлое и за его голову назначена награда англичанами. Но, разумеется, за преступление, которое он не совершал. Родители Джейми умерли, но вообще-то он лидер его собственного клана и владелец замка и поместья.

Поэтому когда Клэр вынужденно приходится выйти за него замуж, она не очень расстроена. И хотя она на момент заключения брака не знала о поместье, кубики уже видела не раз — она лечила Джейми от ран. Ну и поскольку Джейми сирота, свекрови не будет, которая могла бы испортить семейную идиллию.
Да, вы правильно прочитали. Клэр выходит замуж в 1743-м году, при этом будучи юридически замужем за Фрэнком в 1945-м. Автор ставит героиню в безвыходное положение, не оставляет ей выбора и одновременно ставит вопрос перед читателем — является ли замужество в 1743-м году изменой, если первый муж героини ещё не был рождён?
Возвращаясь к лёгкости, с которой Клэр встроилась в общество двухвековой давности. С не меньшей лёгкостью она забывает Фрэнка, с которым она пробыла в браке шесть лет, и влюбляется в Джейми. Я это расцениваю как механизм выживания. Не понимая, сможет ли она вернуться обратно в будущее (в 20-й век), Клэр пытается приспособиться как может. Проще забыть и отречься, чем мучаться с непонятной целью и погибнуть. Это более рационально, но с точки зрения общества, в том числе современного, менее почётно.

Если сюжетно меня смущает некоторая легкомысленность главной героини, то в отношении текста как такового у меня претензий не возникло. Конечно, Гэблдон могла бы и сократить кое-что, но мне понравился именно такой размеренный стиль. С описаниями природы, как и внешности персонажей, автор не спешит и читатель узнает всё в деталях. Описания зелёных холмов и лугов с мрачными озёрами действует гипнотически. Я читала на английском, и время от времени приходилось лезть в словарь и гуглить. Откуда мне знать, что такое 'plover'? И даже если Лингво мне подскажет, что это «сущ.; зоол. Зуёк, ржанка», легче от этого не станет.
То же касается разного рода мечей и клинков, и вообще оружия в целом. Ну и конечно, ключевая особенность текста — это шотландский английский и шотландский язык (Scottish Gaelic). Немного примеров:
His grandson's verra like him, ye ken. 
You're a bonny lass.
Come now, mi dhu, you shouldna worrit yourself. 
Mo duinne, I have been longing to say that to you. 
Помимо чтения бумажной книги, я ещё слушала аудиокнигу. Её озвучила талантливая Давина Портер (Davina Porter). Я поражаюсь, как ей удалось одной начитать книгу с десятками персонажей, каждому дать свой голос, да ещё не забыть о британском и шотландском акценте! На Амазоне можно послушать отрывок. Остальные книги в серии тоже она озвучила. Такого уровня работу диктора я встречала до этого у Стивена Фрая, в его озвучке Гарри Поттера.

Я не пожалела, что решила прочитать книгу после просмотра сериала. Да, получилось так, что сначала я посмотрела первый сезон, и только сейчас прочитала книгу. Сериал от первоисточника всё-таки отличается, и воспринимается скорее как отдельное произведение. Создатели даже внесли в него сцены и сюжетные линии, которых нет в книге.

«Чужестранка» ставит вопросы не только перед читателем. Вся серия книг задаёт вопрос обществу — готово ли оно принять качественную литературу, в которой главной героиней становится яркая, сильная и не стесняющаяся своих желаний женщина? Судя по рождённой в интернете дискуссии, принять такую книгу общество готово, но с условием, что оно прилепит на книгу ярлык «женский роман». Этот ярлык несёт в себе негативные коннотации. И лепить его на данное произведение будет ошибкой. Потому что это не «женский роман», это просто «роман», написанный на стыке жанров. А если у кого-то проблемы с высказывающими своё мнение женщинами, такими, как Клэр Рэндолл, то спешу вас расстроить — ваше время осталось в веке так 18-м.

Отдельно упомяну отзывы на популярном российском сервисе LiveLib на эту книгу. В самом популярном отзыве пользователь пишет, что не дочитала книгу, и даже «не врубилась», что именно она читает — первую, вторую книгу или обе вместе. При этом уверенно ставит автору — Диане Гэблдон — диагноз «женщина явно с кризисом среднего возраста». Во втором популярном отзыве юзер призывает «команду психиатров» на помощь «садистке» миссис Гэблдон, потому что та описывает в «мерзкой книжке» сцены насилия и «выливает свои комплексы». Другая пользовательница сервиса зачем-то сравнивает своего мужа с Джейми.

Я не буду разбирать детально, но и так понятно, что эти субъективные фразы и отзывы больше говорят об их авторах, чем собственно о книге. Хочу просто показать фото той самой, полной комплексов садистки с кризисом среднего возраста. Которая — вот неожиданность — получила три высших образования и докторскую степень в поведенческой экологии, написала серию книг, переведённую на 23 языка, живёт с мужем и родила от него троих детей:
Помимо всего этого, она в свои 65 
выглядит лучше, чем я с утра.
Я предполагаю, что у всех трёх пользовательниц сайта есть докторская степень и удачный брак. Иначе их критика выглядит необоснованной. И нет, я не считаю, что нельзя критиковать произведение. Можно, но при чём здесь автор? Тогда аналогичная критика применима к её источнику.

Раньше в ЖЖ была фраза «ставить диагноз по аватарке». Именно этим авторы отзывов в этом сервисе и занимаются. Ставят диагноз Диане Гэблдон по действиям её героев. Это неэтично, это переход на личности и это выглядит странно на фоне того, что отсутствует аналогичная критика Джорджа Мартина за его пошлятину и насилие в «Игре престолов» (там вообще инцест имеет место быть), Стивена Кинга за сцену детского группового секса в «Оно» (что-то никто не кидается объявлять старичка Кинга педофилом за неё, хотя продолжая логику отзывов на Гэблдон, оно само просится), и т.д.

Почему-то в случае с Мартином и Кингом пользовательницы ЛЛ сумели разделить автора и персонажей. А в случае с «Чужестранкой» из-за нравов 18-го века Гэблдон стала закомплексованной «садисткой». Не знаю, права ли я, но эта ситуация попахивает желанием раскритиковать роман, который вынужденно позиционируют как «женский», заклеймить его позором и отречься от него в пользу модных книжек, которые читают мальчики. Содержание этих книг принципиально по количеству сцен с насилием и сексом от «Чужестранки» не сильно отличается, либо в них таких сцен даже больше.

Заканчивая пятиминутку разоблачений, сообщаю, что «Чужестранку» читать можно и вообще стоит, если вам в целом не претит идея путешествий во времени. Медитативное описание шотландских холмов на любителя, но меня оно умиротворяет. Считаю ли я «Чужестранку» литературным шедевром? Нет. Перечитывать я книгу не буду, но меня она увлекла. Я радовалась вместе с Клэр, вместе с ней горевала, смеялась над её шутками. Я уже прочитала вторую книгу в серии, и после перерыва планирую читать дальше. О сериале напишу в другой раз, это отдельностоящая вселенная.

«Чужестранка», Диана Гэблдон. 'Outlander', Diana Gabaldon.
Мой рейтинг: 7 из 10.
Озон | Лабиринт | Литрес | Amazon | Bookdepository

06.03.2017

Новый дизайн блога

Я немного увлеклась оформлением блога, а тут ещё и весна пришла, грачи прилетели. В общем, дамы и господа, представляю вашему вниманию БукГик.ру в новом виде:
Скриншот для тех, кто читает через RSS или почту. Или просто давно не заходил на сайт. Как видно, я облегчила шапку сайта и решилась на яркие весенние цвета. Цвета правда яркие, если навести мышку на раздел в меню.

Помимо ухода от мрачной предыдущей шапки, я отошла от вёрстки из трёх столбцов и выбрала более простую и классическую версию. Слева текущая информация: остались вкладки с тем, что я сейчас читаю и что добавила в список к прочтению. Перенесла повыше поиск по блогу, информацию об авторе и архив. Облако тегов убрала, потому что им невозможно пользоваться. Ссылки на соцсети, поле для подписки на обновления остались, и карта посетителей из разных стран. Там, кстати, отовсюду отметились, только Гренландия подкачала. Ни у кого там друзья не живут?
Я ещё нахожу всякие-разные недоделки, поэтому есть вы что-то заметите, пишите и комментируйте. Дизайн я делаю своими силами, поэтому где-то может что-то незапланированное показаться. Отзывы не пишу пока, потому что хандра и врачи.

22.02.2017

Результаты опроса, или кто из вас загибает уголки? Часть II, плюс мир книжных блогеров

Итак, зачем я писала вопросы, а вы на них отвечали? Чтобы понять, что мне стоит изменить, что оставить, что добавить, а что убрать. Заодно поделюсь животрепещущими проблемами в мире книжного блогера.

Первое.

Большинство всё-таки читает меня на сайте. Как бы мне не было лень обновлять ссылки, дополнять обзоры новой информацией и править список авторов (кстати, он теперь соответствует действительности), сайт нужно поддерживать в форме. В перспективе хочу упростить меню и переделать дизайн.

Blogspot, конечно, олдскульная площадка. Сейчас эту нишу занимают всякие модные Медиумы и Сториа, да и вообще в рунете никто не делает книжные stand alone блоги с текстами. А не фоточками, переписанными книжными аннотациями, новостями и репостами. 

Меня вообще расстраивает текущая тенденция. Я говорю именно о создании контента, и не только в книжной сфере. Кто бы сейчас не начинал блог, у него/неё есть план по привлечению аудитории, раскрутке канала/блога в Фейсбуке через знакомых, через репосты в других каналах и т.д. Конечной целью стоит либо продвижение своих продуктов (книг/переводов/услуг), либо размещение рекламы. Мне это бросается в глаза, возможно потому, что я специалист в схожей области. Не знаю, отсюда ли проистекает моё отвращение к этим маркетинговым штучкам, но постараюсь пояснить свою позицию.

Я читаю один такой канал в Телеграме, по остальным топовым пробежалась пару раз. Они все как под копирку. Переводы из The Guardian и NY Times, репосты «невероятной» (вставить имя блогерши), которая в ответ репостит их, «пачки ссылок», реклама издательств и других каналов, реклама просто любых товаров, целевая аудитория которых более-менее пересекается с аудиторией канала, и разумеется без пометки, что это реклама (ах да, теперь придумали «нативную» рекламу, которую даже не помечают словом «реклама»), подборки из непрочитанных книг, отзывы на книги из трёх абзацев, два из которых это пересказ содержания и т.д. Всё это сопровождается банальными ошибками. 

Блогер одного популярного канала назвал Букеровскую премию «мужским Букером». Я понимаю, это калька с английского. Премия называется полностью Man Booker Prize for Fiction, тогда можно вообще её обозвать «человек книга приз за литературу». Ну, со всеми бывает, подумала я. Я свои посты вычитываю пару раз, прежде чем подчищу все опечатки и ошибки. Конечно, он это исправит. Но нет, как с октября прошлого года у нас появилась мужская премия Букер, так до сих пор и существует.

Качество записей приносится в жертву скорости и частоте обновлений, развёрнутые отзывы уходят в небытиё, ведь лонгриды не поднимут вашу популярность, а панибратство с издательствами, переводчиками и авторами приводит к невозможности их объективной критики (зато даёт почву для взаимных репостов). Почему я указываю всегда, что издательство предоставило мне книгу для обзора? Потому что я не получаю за это денежной компенсации, не отягощена обязательством похвалить или хотя бы не критиковать качество издания и содержание книги, и потому что так принято делать во всём мире. Потому, что получение книги от издательства обязывает меня к одному — к написанию обзора, но не обязывает книгу нахваливать и советовать. Если заслуживает, конечно, я посоветую. Почему блогеры получают книги от издательств, но забывают указать это в обзоре? Ответ каждый находит сам.

Почему меня это расстраивает? Потому что качество контента остаётся низким. Чтобы каждый стремился к лучшему, нужна конкуренция. Сейчас конкуренция среди русскоязычных книжных блогеров выражается в том, кто лучше договорится с издательством и оригинальней похвалит автора. Аудитория нарабатывается репостами у других тысячников, фотографиями в нижнем белье и упоминанием общепризнанных имён — в зависимости от доступных блогеру ресурсов. Вы замечали, что в какой-то момент блогеры начинают твердить одни и те же имена писателей, словно сговорившись? Вот это оно.

Почему меня ещё это расстраивает? Потому что я читаю новостные рассылки разных сообществ, и от обилия stand alone блогов у меня глаза разбегаются. Проблема только в том, что эти блоги ведутся на английском и немецком, а не русском.

Я прекрасно понимаю, что маркетинг в целом и SMM в частности необходимые инструменты продвижения. Просто у нас они перерастают в каких-то чудовищ, которых никто таковыми не задумывал. Я не против них, я против отсутствия этики. Как я получаю книги иностранных издательств? Существуют конкретные сайты, где регистрируешься, указываешь свои данные, и если издательству ты подходишь, то они дают доступ к своим ARC — advance review copy. Это предварительный вариант книги, в котором могут быть опечатки или недоделки в дизайне. Бывает, дают финальный вариант издания. Зависит от книги и издательства. Единственное требование к блогеру — после прочтения написать отзыв и дать ссылки на него издательству. Никто не перестанет давать книжному блогеру книги, если он пожурил автора за картонных персонажей или за слабый сюжет. Более того — издательства благодарят (!), если ты указываешь на опечатки в тексте. Потому что это нужно им в первую очередь.

У нас же эта сфера повернута с ног на голову. Издательства интересует не столько качество твоих обзоров, сколько количество твоих фолловеров.* Половина из которых может быть просто накручена. Рассылаются идентичные подарочные наборы конкретным блогерам. Обычно это буктьюберы и те, кто ведут Instagram аккаунты. Блогеры не оговаривают, на каких условиях были получены подарки — в обмен на что? На отзыв? На видео? На рекомендацию? На фото, где красиво разложены блокнот, ручка, корзинка и лишь где-то на фоне книга, содержание которой уходит на второй план?

Замечу, что эта тенденция существует не только в книжных блогах, но и в блогах любой тематики, и даже в СМИ (!). Наглядный пример — карточки с нативной рекламой в Медузе. Они якобы подают полезный читателю материал, который призван информировать по теме. Однако информирует он почему-то одновременно склоняя читателя в пользу той или иной компании. Хуже того — возникает дискуссия, стоит ли вообще помечать нативную рекламу как рекламу. Круг замкнулся, реклама в России вернулась к истокам — к проплаченным материалам в СМИ без пометки (вспомним книги от издательств, которые блогер получает на неизвестных нам условиях). Доверие читателя к СМИ как к источнику информации отходит на второй план.

Возвращаясь к тому, с чего начала. Ваши ответы на опрос подтверждают мою мысль — независимые книжные блоги нужны, независимые книжные блоги важны. Поэтому обдумываю, как улучшить удобство пользования сайтом, и когда это сделать.

Второй важный для меня вывод — вы хотели бы больше подробных отзывов. Тех самых лонгридов. Меня это удивляет, ведь, казалось бы, кто сейчас читает-то лонгриды? Оказалось, вы. Мне приятно, что вокруг Неправильного книжного блога собралось сообщество любителей читать подробные отзывы на книги, и читать их чаще. Так победим.
Отзывы на устройства для чтения, обзоры книжных магазинов, выставок тоже востребованы — у меня даже есть материал на ближайшее время. Осталось сесть и написать всё.
Теперь это будет моей второй задачей, после редизайна сайта.

Третье.

Придётся поделиться ссылками на книжные блоги/сайты, которые я читаю. После разгромной первой половины этого текста мне даже немного страшно. С другой стороны, блогеров-тысячников с нативной рекламой-то у меня и нет в подписках. Мысленно уже составляю список.

Я сомневаюсь по поводу того, стоит ли делать подборки новых книг. Получится, что я о них пишу, основываясь лишь на обложке и аннотации. И я не могу рекомендовать их с чистой совестью.

С цитатами из сейчас-читаемых-книг всё проще, буду отмечать интересные места и постить их в блог.

Последнее.

Отвечу на комментарии в конце опроса.
Иногда несогласного со мной человека — прошу, не держите в себе эмоции, пишите мне в комментариях, что вы думаете. В крайнем случае я промолчу, а скорее всего развернётся дискуссия.

Блоги, которые я читаю, будут в отдельном посте. Книжные YouTube каналы я не смотрю, но не потому, что я сноб. По большому счету нет разницы, откуда черпать информацию о новинках, если она не отягощена пропагандистскими интонациями или не проплачена. Буктьюб такой же источник информации, как и другие. Вопрос, удастся ли найти объективные каналы. Я не смотрю их просто потому, что мне удобней работать с текстом. В видео-отзыве, даже если он гениален, нельзя искать по содержанию, их не индексируют поисковики, потому что текста-то нет. Словом, с ними сложней работать. К тому же одинаковый объём информации всегда быстрее прочитать, чем прослушать/просмотреть.

Я вижу смысл в видео, в которых играет роль собственно видеоряд. Например, у меня странное хобби. Я люблю смотреть сравнения смартфонов. В них видео несёт смысловую нагрузку, потому что там показывают дизайн устройства, расположение портов, сравнивают толщину, как девайс лежит в руке, как экран передаёт цвета. В буктьюбе видеоряд, по сути, не нужен. Но он присутствует, хотя не несёт в себе смысла (исключение книги с иллюстрациями!).

Спасибо всем за добрые пожелания и слова. Не знаю, как ещё ответить, давайте просто держаться друг друга и читать побольше, а потом это обсуждать!
Один вопрос остался без ответа: кто те два человека, которые загибают уголки? Все прилежные книжные ботаны или используют закладку, или запоминают номер страницы. Похоже, в наши ряды проникли любители жить опасно — загибать уголки, а следующим шагом, полагаю, не возвращать вовремя книгу в библиотеку?

*Бывают приятные исключения, не утверждаю, что все российские издательства руководствуются такой логикой.

21.02.2017

«Азбука-Аттикус» и «Альпина» уходят из Лабиринта

«Азбука-Аттикус» и «Альпина Паблишер» остановили поставки книг в Лабиринт. Источник информации: Коммерсантъ.  
Напомню кратко, кто есть кто. «Азбука-Аттикус» игрок номер 4 в России по тиражам книг, в холдинг входят Азбука, Иностранка, Колибри, Махаон. Лабиринт же самый крупный книжный онлайн-магазин, опережает даже Озон. «Альпина Паблишер» издаёт лёгенький, довольно популярный нон фикшн разной тематики. 

Если верить Коммерсанту, проблемы в сотрудничестве издательств с Лабиринтом возникли из-за требований Лабиринта:
издатели должны предоставлять "Лабиринту" существенные скидки и бонусы, а также делать запасы книг на складе магазина на шесть месяцев продаж. "Это приводило к крайне низкой маржинальности за счет низкой цены поставки и потерь в замороженных товарных остатках и оборотных средствах",— объясняет он (Александр Лиманский, совладелец «Альпины»).
Что это значит для нас? Пока есть запасы книг на складах Лабиринта, ничего. Когда кончатся запасы, в Лабиринте пропадёт востребованный худлит (на котором специализируется «Азбука-Аттикус») и весёлый нон-фикшн от «Альпины». Если издательства договорятся с Лабиринтом скоро, мы с вами ничего и не заметим. Если не договорятся, то часть читателей, полагаю, уйдёт к Озону. 

Лабиринт, ну вы же не монополисты на рынке онлайн-торговли книгами, давайте дружить!

20.02.2017

Результаты опроса, или кто из вас загибает уголки? Часть I

Как-то декабрьским вечером я попросила желающих ответить на десяток вопросов о блоге. Желающие нашлись, ответили, я просматривала ответы, затаив дыхание, и наконец-то у меня дошли руки всё проанализировать и разложить по полочкам.

Итак, по порядку. 

Большинство читает меня на сайте, поровну разделились читающие по RSS-подписке и в Телеграме. На предпоследнем месте е-мейл подписка и в меньшинстве мой аккаунт на Goodreads.

С большим любопытством разбирала, кого вы ещё читаете из книжных блогеров. Что тут сказать — вы меня удивили! Помимо хорошо известных мне авторов, оказалось, что вы читаете ещё блоги переводчиков, различных селебрити (Билла Гейтса), блоги на украинском (которые я перевела при помощи Google Translate — интересные, но так читать невозможно), блог о еде в книгах (по сути кулинарный блог), блог культуролога из Хабаровска, а кто-то отрёкся от блогов и ищет книги в фильмах. Я думала, что примерно представляю аудиторию блога, но после этого мини-исследования в этом не уверена. Другие ваши любимые блоги настолько разнокалиберны и непредсказуемы, что я теперь думаю, что поменять в своём. Впрочем, об этом ниже.

Книга с воспоминаниями Софьи Толстой меня поразила, а именно отношения её с мужем, Львом Николаевичем. Оказалось, больше половины вас отнеслись к их, своего рода, треугольнику (помните Черткова?) с пониманием. Ответили «времена такие». Поровну разделились те, кто отзыв не читал, но осуждает и те, кто был шокирован подробностями из книги. Отчасти я согласна с позицией «времена такие были», но считаю, что уважение в паре не должно теряться с годами, тем более, что у меня есть с чем сравнить отношения Толстых. Да-да, я опять о мемуарах жены Достоевского.

Невероятно, но половина читателей нашла Неправильный книжный блог по ссылке на другом сайте/блоге/форуме (где все эти ссылки? Я бы изучила, что там про меня пишут). Четверть подружилась со мной на Goodreads, остальные нашли блог в поисковом запросе или знают меня лично (что вызывает во мне приступ паранои).

Качество новостей, записей и отзывов все оценивают примерно поровну как отлично, норм и хорошо с небольшим перевесом в ту или иную сторону. Польщена.

Чтобы я чаще обновляла блог хочет половина читателей, вторую половину всё устраивает. 

Большинство желает чаще видеть подробные рецензии на книги (друзья, вы уверены в своих силах?), второе место делят подборки с короткими отзывами на несколько книг сразу вместе с отзывами на девайсы для чтения, обзорами книжных выставок, на предпоследнем месте короткие отзывы на книги и наименее популярными оказались новости.

84% хотело бы узнать, какие книжные блоги/сайты я читаю. Тут практически консенсус. На втором месте подборки новинок, на третьем любопытные цитаты из текущих книг, затем книжные покупки и меньше всего вас привлекла идея гостевых постов от других блогеров.

Скорее всего вы, читающий эти строки, посоветуете мой блог знакомым. Ну, кроме того одного респондента, который ответил, что это «исключено». Серьёзно? Теперь меня будет мучить любопытство, почему «исключено». 

Две трети ответивших на опрос женщины (girl power!), одна треть мужчины. Дуальность гендера никого не смущает.
Из лучшего сериала «Парки и зоны отдыха» 
(Parks and Recreation)
По поводу умирающих бумажных книг. Более трети опрошенных читает именно их, треть читает на ридере, четверть на планшете/смартфоне и лишь один человек слушает аудиокниги. 

Amazon Kindle держит марку и занял первое место среди ридеров, второе всё-таки Pocketbook, остальные читают на Onyx-е, планшете (уточняю — планшет это не ридер), и один человек всё-таки оценил Tolino, как и я!

Три четверти опрошенных пользуется Андроидом, и лишь одна четверть iOS. Меня это не удивляет. Как по мне, так Apple стоит вернуться к истокам и сделать упор на десктопы и ноутбуки. 

Спасибо всем, кто ответил на вопросы, и особенно тем, кто потратил дополнительное время и написал что-то от себя в конце. 

Я до сих пор не могу поверить, что всё началось с моих заметок и впечатлений о прочитанных книгах, и выросло в Неправильный книжный блог, вокруг которого собрались самые разные люди. Первый отзыв в блоге я теперь воспринимаю как детскую азбуку, по сравнению с моими поздними отзывами (да, и они не идеальны, и есть куда расти). Когда я начинала писать, я это делала исключительно для себя. Чтобы было куда «выговориться» о книгах. Почему-то ни в университете, ни за его пределами я не нашла людей, разделяющих мой «странный» интерес к книгам. Возможно, дело в том, что я интроверт и сама не инициирую общение. Или в чём-то другом. Факты таковы, что я начинала с блога для себя, а сейчас читаю ответы на опрос читателей (!) блога, комментарии к отзывам и пожелания писать чаще.

Продолжение в части II.