19.10.2017

Два новых больших ридера — Tolino и Kindle

На днях в почту свалилось письмо от компании Thalia с заголовком «NEU: tolino epos - Der eReader mit extra großem Display!» (мой вольный перевод а ля Нора Галь: Толино Эпос — ридер с гигантским дисплеем). Название подобрали удачно, судя по характеристикам, новинка действительно претендует стать эпичной.
Новый ридер (слева) рядом с предыдущей моделью
Я собралась было тщательно поизучать характеристики нового Эпоса, благо описание на немецком того требует, как увидела, что Амазон выкатил новенький ридер под названием Kindle Oasis. В тот же день, что вышел Толино. Забавно это по трём причинам:
  • оба ридера отличает от 90% рынка больший размер экрана (у Эпоса 7,6 дюйма, у Оазиса 7);
  • оба заявляют о водонепроницаемости (для Толино это не ново: уже мой двухлетней давности Tolino Vision 3 HD гордо заявлял о своей способности выдержать чтение и купание в ванне);
  • оба стоят одинаково, только Толино в евро, а Оазис в долларах — 249.
Итак, начну с Эпоса. 
То, что у него больший дисплей, уже поняли. Чтобы было понятней — он сравним с новым Айпадом Мини (7,9 дюйма). В идеале это даёт больше места для текста (на 69% больше, чем обычный 6-тидюймовый ридер), меньше раз надо перелистывать страницы, те, кто быстро читают, увидят сразу больше, чем на маленьком экране. 

Помимо просто физически большего экрана, он ещё и достойного качества — той же плотности 300 ppi, которая сейчас обычно используется в ридерах. Это, конечно, всё ещё не бумага, но глаза от чтения у меня на таком экране не устают. Толино также ушёл от зарядки старого образца на micro-USB типа А (который нельзя воткнуть неправильно), расширил внутреннюю память до 8 ГБ (для книг пользователя отведено 6 ГБ), использовал «умную» подсветку экрана — днём она обычного цвета, а вечером даёт тёплый оттенок, как вечерний фильтр на смартфоне. Водонепроницаемость осталась, как и была, в предыдущих моделях.

Что меня смущает из слабых мест?
  1. Неизбежно увеличился вес ридера. А как ему не стать больше с увеличением размера экрана? Эпос весит 260 грамм против примерно 178 грамм у 6-тидюймового брата. Кажется, что это немного, но добавим вес обложки/чехла и получится уже увесистый и объёмный кирпичик.
  2. Толино не поменяли процессор — остался тот же, что и в малой версии (1000 МГц с оперативкой 512 МБ). Не будет ли ридер подтупливать при прорисовке текста? Размер же увеличился.
  3. Разумеется, цена. Стоит ли удобство чтения на большом экране 250 евро? Думаю, стоит дождаться подробных видео-обзоров и тогда будет понятно, как ридер ведёт себя в быту.
Kindle Oasis на фоне Эпоса выглядит как некое компромиссное устройство. Вроде большой, но не настолько. Вроде дорогой, но в долларах-то дешевле. И даже есть дополнительные фичи, которых нет в Толино.
Амазон предлагает опцию добавить внутренней памяти до 30 ГБ. Сразу понятно, что производитель предполагает чтение PDF (журналов, газет) и комиксов. Тем более, что у них же есть сервис с подпиской на комиксы Comixology. 

Если у вас, как и у меня, есть аккаунт в Audible (с миллионом непрослушанных книг), их можно слушать и через новый Оазис. Правда, только с беспроводными наушниками. 
video
Амазон скромно умалчивает, насколько прослушивание аудиокниг быстро посадит аккумулятор (подозреваю, что быстро). Без прослушки зарядки хватит на «несколько недель». Люблю расплывчатые формулировки в описании гаджетов у американцев. У Эпоса немцы сразу написали — аккумулятор 1200 mAh.

Вечерней подсветки у Оазиса нет, зато есть возможность за 50 баксов добавить 3G подключение (работает в 100 странах мира). В России, судя по карте, будет 3G будет ловить во всей западной части страны. Один жирный плюс Оазиса по сравнению с Эпосом — это алюминиевый корпус, благодаря которому вес увеличился не намного — 194 грамма против 260 у Толино.

Что меня смущает в Оазисе:
  1. Странный дизайн устройства — Амазон, начиная с Voyage, делает более широкую рамку с одного края, чтобы держать ридер за неё. Мне не нравится.
  2. Замкнутость на Амазоновскую систему. Для кого-то это и не минус вовсе, в частности для тех, кто все книги покупает на Амазоне и ничего вообще не покупает и не скачивает в других местах. Их устроит, что ридер читает только MOBI без всяких там излишеств.
  3. Стоимость чехла. Понятно, что никто такого размера ридер с хрупким стеклом не будет носить без защиты. Итак, держитесь за свои стулья, чехол на Оазис стоит... 60 долларов. Толино для сравнения предлагает чехлы на Эпос от 35 евро (что в долларах равно 41-й штуке по текущему курсу).
Для себя я Оазис не рассматриваю в принципе. Если добавить ту опцию, что я хочу (+30 ГБ, чтобы слушать аудиокниги), цена становится совсем неразумной — 280 долларов, плюс чехол за 60. Итого 340 долларов за ридер с экраном меньшего размера, чем Эпос. А это всё-таки в первую очередь устройство для чтения книг с экрана, и его размер напрямую влияет на удобство и скорость чтения. И само собой, Амазоновская экосистема меня совсем не привлекает. 

Толино позволяет покупать книги в разных магазинах, объединить их в одном аккаунте и, конечно, загружать ePUB по проводу или через облако. Всё то же самое, что предлагает Амазон, у них есть — чтение на разных устройствах, синхронизация страниц при чтении с ридера и со смартфона, закладки, поиск по тексту и т.п. Просто немцы скромней и пишут сухо и по делу, а Амазон в описаниях разливается соловьём о возможности покупать книги в онлайн-магазине по Wi-Fi, синхронизировать их между устройствами и т.п. Как будто это революционный прорыв в мире электронных книг.

Кстати, на Эпос скидка за предзаказ, можно отхватить всего за 229 ойро вместо полной цены. Ещё есть время подумать (до 27.10). И перевести видеообзор за это время (он короткий и пока без подробностей):

23.09.2017

Каникулы

Блог уходит в отпуск на пару недель.
Возможно, буду писать в телеграм и Тви.
Всем хорошей осени.

15.09.2017

Что я читаю из книжных блогов, часть II

Книжные блогеры
Здесь, как и в случае с блогами компаний, порядок значения не имеет.

Lisa Hayden Espenschade — переводчица книг с русского на английский, пишет отзывы на наши книги (насколько я поняла, в основном худлит), анализирует списки разных книжных премий (Большой книги, Нацбеста), в целом ведёт насыщенный и «плотный» блог. Я также читаю её на Goodreads. Удивительно, но Лиза одна из немногих людей, чьи отзывы на наши книги соответствуют моим впечатлениям. Рекомендую тем, кто интересуется переводческой жизнью и ищет не просто популярный блог, а содержательный и свежий.

Book Side — блог Юлии, с которой мы познакомились на Goodreads (понятно уже, да, что Гудридс круче любого другого сообщества по интересам?). Там она модерирует группу читателей из России, а в свой блог пишет отзывы на прочитанное. Прочитанное, в основном, это иностранная литература — фантастика, фэнтези, местами и нон-фикшн.

J.T. — ведёт анонимный блог под названием Russia Reviewed с анализом текущей политической обстановки в России и вокруг неё. Скажу сразу, посты с подборками новостей я пропускаю, но вот читать отзывы на наши книги крайне любопытно. Скажем, сравнила ощущения от «Дня опричника», и да, я Сорокина воспринимаю немножко иначе. Также пишет о своём изучении русского, заметки о насекомых (для любителей) и о неожиданной реакции окружающих на её интерес к России. Поучительно.

Bookeanarium — Ирина живёт в Иркутске и пишет о книгах. Чёткой тенденции мне не удалось выявить, встречаются и толстые русские книги, и иностранный нон-фикшн, и новинки разных сортов. Полезно подписаться, чтобы быть в курсе модных книжных блогов и новинок, а также культурной жизни сибирского города.

Prometa — Екатерина Аксёнова читает на Kindle и слушает книги с Audible, а потом рассказывает о прочитанном и прослушанном. Ассортимент, соответственно, обычно литература на английском, много нон-фикшена, до которого я никогда не доберусь, но который массово советуют, поэтому читать интересно. Обновляется раз в неделю, иногда и раз в три месяца.

Spector717 — инстаграм ведёт 14-летний мальчик по имени Егор с модной стрижкой и в очках. Он, пожалуй, в моём списке исключение из правил, потому что тысячник, но уж больно любопытно читать местами наивные рассуждения о прочитанном. В основном современная литература, но попадается и классика.

Matt — Мэтт из Омахи восполняет мои пробелы в знании истории 20-го века. Я никогда не пойму, откуда у этого человека столько сил и времени сначала прочитать, а потом обозреть серьёзную, тяжёлую литературу (это вам не про желудок читать!). Крайне полезно для поиска тематической литературы и отсеивании сомнительной.

J. G. Keely — человек со сложнопроизносимым именем делится своим мнением о самых разных книгах. Особенно мне нравится читать его разоблачающие отзывы на культовые книги вроде «Властелина колец». Комментарии ему пишут возмущённые фанаты и годы спустя, и за этим крайне забавно наблюдать. Сэкономил мне энное количество часов своими отрицательными отзывами на слабые книги.

Hot Dudes Reading — блог с говорящим названием ведет в инстаграме группа анонимусов из Нью-Йорка. Половину удовольствия от «просмотра» можно получить от подписей к фото. Рекомендую.
(99% наших мужчин изучение инстаграма пойдёт на пользу с точки зрения развития вкуса и умения одеваться)
There’s nothing sexier than a burly bro who indulges in a romantic YA novel and isn’t ashamed to get in touch with his feelings. Maybe next he’d be down to try my Monday night yoga class or even binge Teen Wolf with me

На этом пока всё, я точно кого-то забыла. По мере возможности буду дополнять.

08.09.2017

Что я читаю из книжных блогов, часть I

Продолжаю тему из прошлого поста (вынырнула из пространственно-временной дыры). С книжными сайтами проще, их можно пересчитать на пальцах одной руки. С блогами ситуация иная. Некоторые я просматриваю раз в квартал, какие-то читаю на постоянной основе с подпиской на обновления. Постаралась написать о тех, которые всё-таки помню, а не на которые просто подписана.

Итак, начну с блогов компаний. Порядок значения не имеет.

Labirint — кто не знает этот интернет-магазин? Я периодически перебегаю из лагеря Озона в лагерь Лабиринта в зависимости от того, где выгодней (в Озоне принимают «Спасибо» от Сбербанка). У Лабиринта нравится просматривать тематические подборки и новинки, и, конечно, удобно отслеживать скидки и акции. Какие-то интервью с малоизвестными писателями или эссеистику здесь искать не надо.

Goodreads — этот сайт второе место моего обитания после блога и первое для поиска и фильтрации книг. Никаким лайвлибам или, упаси Ктулху, майбукам я не доверяю. И не из снобизма, а банально из-за охвата книг. В Гудридс информацию добавляют пользователи со всего мира, а отзывы стараются писать чуть содержательней, чем «годнота». Об этом напишу ниже. Возвращаясь к самому блогу, скажу, что контент у них разнообразный и местами неожиданный. От тех же списков книг до анонсов экранизаций, фотографий библиотек и опросов. Кстати, сайту исполнилось на днях 10 лет (и как со всеми старт-апами мне немного жаль, что они продались крупнякам).
Библио-Глобус и книжный магазин «Москва» — два главных книжных Москвы, на мой взгляд. Читаю просто чтобы быть в курсе встреч с авторами и скидок. У Библио-Глобуса аккаунт особо унылый, «Москва» стараются и выкладывают фото со встреч и рассказывают о новинках. Молодцы.

BBC World Book Club — подписалась из-за прекрасного подкаста, который я не успеваю совершенно слушать. Обсуждения там на уровне, приглашают самих писателей (Этвуд к ним приходила, к примеру) и специалистов по теме, слушатели со всего мира задают вопросы, причём временами довольно критические по отношению к писателю. Такое тёплое ламповое общение, напоминает старое доброе радио с качественными передачами. Рекомендую для поиска новых, малоизвестных авторов.

Audible — просматриваю новости компании в Инстаграме и читаю по е-мейл подписке. В основном отслеживаю скидки на нужные мне аудиокниги, но также и собираю рекомендации от других пользователей (всё-таки рынок аудиокниг пока ещё довольно узок), и смотрю видео из студии, как записывают книги (крайне любопытно).
Bookriot — красивые фоточки актуальных книг и сопутствующих сувенирчиков. Очень мило. На самом деле у Бук Райот я читаю отзывы на Goodreads на самые разные книги, а в инстаграме просто просматриваю shelfie и не слишком содержательные новости.
Penguin UK — новенькие и старенькие книги издательства Penguin в красивом оформлении. Классика и современность в самых разных форматах, аккаунт будет интересен тем, кто в принципе рассматривает покупку бумажных книг на английском. Попадаются неожиданные переводы с русского. То же касается Penguin USA, но у них более молодёжная направленность.
Thalia — когда-нибудь я выучу красивый немецкий язык и прочитаю все те книги, которые рекомендует этот книжный. Кстати, их магазин в Гамбурге лучший книжный, где я когда-либо была (как-нибудь покажу фото). Мой ридер Tolino делают они же.
Как можно понять по названию, блоги в один пост не поместились, поэтому получилась запись о двух частях. В следующем выпуске расскажу о книжных блогерах.

22.08.2017

Что я читаю из книжных сайтов

Давно я собиралась рассказать, что обычно читаю по книжной теме. Собственно, я обещала это сделать ещё когда подводила итоги опроса в блоге. Август у меня получился пока самым неудачным месяцем из всего года (опять шок от российский медицины, опять много сложностей, и настроение писать испарилось), поэтому записей в блоге катастрофически мало. Но начинать с чего-то нужно, поэтому открываю новый сезон в блоге моими источниками.

Скажу сразу, что на раскрученных тысячников я ссылки давать смысла не вижу. Во-первых, я почти никого из них не читаю. Во-вторых, вы и так их всех знаете, и на них уже подписаны.

Итак, книжные сайты. Порядок значения не имеет.

Pro-books.ru — профессионально о книгах. Сайт обновляется не так часто, но все основные новости индустрии тут освещены. Тут можно отыскать последнюю статистику по книгоизданию, законопроекты, касающиеся этой сферы, списки бестселлеров, и местами даже скандальные (по книжным меркам) новости:
«Американская писательница намерена разорвать контракт с «Росмэном» из-за отредактированной сцены.»


Кто именно делает сайт не очень понятно из информации, но адрес редакции указан питерский.

Read-rate.ru — раздел новостей на сайте с рейтингами от компании PocketBook. В основном я просматриваю новости об экранизациях и подборки книг. Удобно пролистать в одном месте основные новинки и популярные книги («мейнстрим августа»).  Как показала практика, потом ровно те же книги мелькают в отзывах тысячников. Словом, на их чтение время можно не тратить. Заголовки местами наводят на мысль, что редакция опасается напрягать читателей интеллектуально. Если закрыть на это глаза, неплохой развлекательный сайт с новинками на русском.
Buzzfeed Books — раздел о книгах на Баззфиде. Неожиданный выбор после первых двух сайтов, но мне нравится. Он сильно рассчитан на современных подростков и тех, кто вырос с айпадом в руках, поэтому в статьях 80% от площади всей статьи занимают картинки, гифки или видео. Мне нравятся на Баззфиде три вещи: опросы читателей вроде «Расскажите, какая книга заставила вас рыдать?» с отзывами реальных людей (а не книжных блогеров (сарказм 100-го уровня)). Тесты, чтобы проверить своё знание вселенной Гарри Поттера. Подборки книг на неожиданную тематику. Читаю по е-мейл подписке.
Literary Hub — культовый сайт, где статей, отзывов, рецензий и критики бесконечное множество. Известные в узких кругах блогеры любят переводить оттуда статьи и выдавать за свои умные мысли, добавив пару слов от себя. Словом, если читать его каждый день, интеллект после чтения Баззфида как минимум останется в целости и сохранности. Любителям почитать бесплатно без смс понравится раздел с рассказами и повестями из книжных новинок. Мне нравится раздел с эссе даже больше, чем просто рецензии. У нас этот жанр мало развит, а темы там авторы поднимают самые разные ('How Writing Let Me Take Control of My Own Story'). Рекомендую. Читаю в Твиттере.
The Guardian Books — раздел о книгах издания The Guardian. Тут есть всё: новости индустрии, подборки новинок, отзывы именитых критиков, опросы «Что вы читаете на этой неделе?», и даже книжный клуб с подкастом. Комментарии под отзывами в Гардиан один из тех редких случаев, когда в интернете можно спокойно обсудить книги без троллей и постоянно оскорбляющихся людей. И, как и в случае с LitHub, несколько блогеров-тысячников строят блог на основе переводов статей из Гардиан. Не читайте разжёванные мысли, читайте первоисточник!
Читаю в Твиттере и программе.
О блогах издательств/книжных магазинов и блогерах раскажу в следующем выпуске.

Картинка полки to read для привлечения внимания

02.08.2017

F.H. Batacan — Smaller and Smaller Circles

Честно говоря, со страной под названием Филиппины у меня не ассоциируется ничего. Франция — понятно, сыры, вино, штампованная романтика. Германия — октоберфест, курривурст, автобаны, беэмве. Филиппины — ?
Тем интересней было читать книгу Фелисы Батакан о детективном расследовании серии загадочных убийств в беднейшем и неблагополучном регионе Филиппин Payatas. Основной достопримечательностью Паятаса является открытая свалка приличных для острова размеров (13 гектар)*. Местные жители зарабатывают, перебирая мусор и отыскивая что-то, что можно продать или отдать на переработку. Очень удобно передвигаться по неустойчивым горам мусора детям и подросткам, поэтому раньше это был их способ заработать денег для семьи. После трагедии 2000-го года, когда из-за обвала мусора погибло более 200 человек, власти запретили детям до 14 лет находиться на территории свалки.

Фелиса Батакан написала свою книгу в 1999-м году, поэтому действие происходит до введения этого запрета.
Жертвами убийств становятся те самые дети, которые рождаются в заведомо неудачных условиях, и жизнь или смерть которых мало кого беспокоит. Их семьи безвластны и не могут использовать рычаги в виде денег или связей, чтобы их пропавших детей хотя бы искали. Тем более власти не спешат проводить параллель между похожими убийствами в одном и том же барангае (районе по-нашему), ведь, как утверждает представитель полиции в начале книги, «вы пересмотрели иностранных фильмов, на Филиппинах нет серийных убийц».

Добавим сюда банальную халатность органов внутренних дел, круговую поруку, когда никто не признает ошибки или невнимательности коллеги, пока дело не привлечет внимания СМИ, бюрократию, взяточничество — словом, всё, что типично для развивающихся стран. И получим в результате двух католических священников, которые вынуждены буквально упрашивать полицию принять их помощь в расследовании, доказывать, что это действительно серийные убийства, а не просто совпадение. При том, что один из них дипломированный специалист в судебной антропологии.

Чисто поверхностно отношения между Джеромом и Гасом (так зовут священников) напоминают классическую пару Шерлока и Ватсона, с поправкой на современные реалии — они пользуются чатом, приезжают друг к другу домой, покупают друг другу кофе и завтрак по утрам. Мне было любопытно наблюдать за отношениями двух мужчин, которых связывает крепкая дружба и обоюдная симпатия безо всяких намёков и сложностей. Удивительно, что в нашем циничном мире ещё осталось место такому.

Автор держала меня в напряжении почти всё повествование, а в каждом герое я подозревала убийцу (даже в женщинах, хотя по статистике серийные убийцы обычно мужчины). Местами читать описания, кто с какого места у кого снял кожу и что делал потом, было неприятно. В который раз убеждаюсь в силе печатного слова, которое способно породить в воображении сцены куда более яркие, чем кинематограф или живопись. Казалось бы, уже все привыкли к крови и реалистичным трупам в кино, но при прочтении в книге воспринимается это живодёрство иначе.

Книгу можно назвать и процедуральным детективом, и триллером, и при этом она же первый филиппинский криминальный роман. Батакан постаралась, и книга получила три национальных премии и международное признание как качественная современная филиппинская литература. Пишет она о том, что происходит далеко от нас, но описывает то, что может произойти где угодно. Слабые и незащищённые всегда будут угнетены, а деньги всегда будут решать. Винир западной цивилизации лишь прикрывает всё то же самое в нашем мире.
Рекомендую книгу как качественный триллер/детектив/криминальный роман, когда хочется чего-то быстро читаемого, при этом не отупляющего. Экскурс в мир трущоб Филиппин и немного местной истории прилагается бонусом. На русском упоминаний о книге не нашла.

* Отмечу, что по сравнению со свалками в Подмосковье, куда свозится мусор Москвы и области, это довольно-таки ничтожно. Вспомним помойку в Кучино площадью 50 гектаров. В Щербинке — 123 гектара (сейчас закрыта). А сколько импровизированных мусорок создают люди? Их вообще не сосчитать. Но у нас страна большая, душа широкая, готовы даже чужой мусор себе забрать, и даже ядерный.

Ссылки по теме:
Фотографии Паятаса после обвала мусора в 2000 г.
Фоторепортажи Антона Афанасьева с Филиппин для Nat Geo.
Интервью с продюсером фильма по книге (там же фото актёров можно посмотреть).

'Smaller and Smaller Circles', F.H. Batacan.
Мой рейтинг: 7 из 10.
Amazon | Bookdepository

14.07.2017

Маргарет Этвуд — Она же Грейс | Margaret Atwood — Alias Grace

После недавнего успеха «Рассказа служанки» Маргарет Этвуд в подробных представлениях не нуждается. И всё же напомню кратко, чем она известна и замечательна.
Этвуд родилась в Канаде в 1939-м году, с 18-ти лет профессионально пишет. Пишет не только романы и рассказы, но и литературную критику, эссе и стихи. Её книги 5 раз попадали в шорт-лист Букеровской премии (в том числе и «Она же Грейс»), а «Слепой убийца» её и получил. Перечислять все награды писательницы смысла не имеет, их очень много, из разных стран и от разных организаций. Этвуд любит птиц и природу в целом, активно выступает за сохранение дикой природы, спасение животных и сама помогает различным природоохранным фондам.

«Она же Грейс» сильно отличается от остальных книг Этвуд, которые я прочитала. Книга посвящена известному в 19-м веке двойному убийству, в котором кто был убийцей так и осталось загадкой. Писательница даёт свою трактовку произошедшего, опираясь при этом на свидетельства очевидцев в суде, записей тех, кто разговаривал с подсудимой, заметки в газетах, энциклопедии и справочники. Список литературы в конце впечатляет.
При написании Этвуд проделала огромную работу. Писать художественную трактовку не так давно произошедшего события совсем непросто. Нужно ведь соблюсти достоверность, при этом и создать увлекательный текст, расставить акценты в нужном месте. Мы не так сильно отдалились от 19-го века, как, скажем, от Древнего Рима, в описании которого можем и не заметить, и простить погрешности.
Писательнице это удаётся сделать, создав сюрреалистический и одновременно реалистичный нарратив. Отдельные, разрозненные куски прошлого соединяются в единый паттерн самим читателем, а автор, как кажется, просто выдаёт эти куски в правильном порядке. К паттернам я вернусь позднее, а пока немного о содержательной части.
(Те, кто желают прочитать книгу, возможно выиграют, пропустив последующие два абзаца.)

Грейс Маркс родилась в Ирландии, помимо неё, её мать родила 8 живых детей и 3 мертворождённых. Отец у неё был типичным пьяницей, прощелыгой и мать с детьми регулярно поколачивал, а деньги пропивал. В поисках лучшей жизни семья отправилась в Канаду, однако по пути, в море, мать Грейс умерла. В море её же и похоронили. Грейс было 12.

Сразу по приезду, она отправляется работать служанкой, намывать полы, настирывать бельё, и ужасно рада тому, что ей дали возможность заработать. С тех пора она жила самостоятельно, и полагалась только на себя. Последним нанимателем Грейс стал Томас Киннеар. В его убийстве и убийстве его сожительницы Нэнси Монтгомери обвинили Грейс и другого слугу, Джеймса Макдермотта. Последнего повесили на потеху публике, а Грейс отправили в сумасшедший дом, а потом просто в тюрьму. Тогда ей было 15 лет. В течение процесса Грейс несколько раз меняла свои показания, якобы под давлением адвоката.

Тут у нас есть всё то, за что мы любим классическую литературу. Социальное неравенство — да. Безнаказанность вышестоящих по социальной лестнице — да. Натруженные до красноты и трещин детские руки — да. Безысходность, одиночество, жизнь на грани сумасшествия, неразрешимая моральная дилемма — да, да, да и ещё раз да. Мне, как и некоторым другим читателям, пришло в голову сравнение с «Джейн Эйр» Шарлотты Бронте, однако спешу от него отказаться.

Джейн находится изначально в ином положении, нежели Грейс. Списанная с самой Шарлотты, она родилась в семье викария, в школе для девочек получила совсем неплохое даже по современным меркам образование, и в перспективе её ждала тяжёлая, по её мнению, работа гувернанткой.

Позвольте, но одно дело учить спряжению французских глаголов, делая перерывы на Эрл Грей с молоком, который тебе вынесет служанка. Другое дело получить образование в виде тумаков по голове от папаши, а с 12 лет выйти на самообеспечение физическим трудом, понимая, что наилучшая перспектива это выгодно продать себя лет до 20 на брачном рынке и выйти замуж за туповатого фермера с собственным участком, чтобы, возможно, на 6-х родах даже не умереть от кровопотери.

Нет, то, через что прошла Грейс Маркс, Джейн Эйр и в страшном сне не снилось. У Бронте описано социальное неравенство, но между более близкими слоями общества, а в случае с Грейс мы видим последствия бедности, отсутствия воспитания, образования, понятий о контрацепции, полной социальной незащищённости, которые и вылились в двойное убийство.

Читать об этом всём мрачняке мне, однако, доставляло удовольствие. Звучит странновато, но Этвуд очень красиво и поэтично пишет. Автор дала себе волю, и показала нам своё мастерство, используя и рассказ в рассказе, и роман в письмах, и цитаты из газет того времени, и просто повествование от третьего лица, и от первого.
...Murderess is a strong word to have attached to you. It has a smell to it, that word — musky and oppressive, like dead flowers in a vase. Sometimes at night I whisper it over to myself: Murderess, Murderess. It rustles, like a taffeta skirt across the floor. Murderer is merely brutal. It's like a hammer, or a lump or metal. I would rather be a murderess than a murderer, if those are the only choices.
Сквозной темой в книге стали паттерны для квилтов, или то, что у нас более известно как пэтчворк. Или, как вариант нашего переводчика, «стёганое одеяло».
Любимый узор Грейс под названием Tree of Paradise. 
Каждая глава называется как узор для квилта, и сами они упоминаются в повествовании.
Для Грейс квилт был символом дома, уюта, покоя. То, чего ей не хватало с самого детства. Для автора само повествование как один огромный квилт. Этвуд даёт читателю разные кусочки прошлого, цитаты из книг, портреты обвиняемых из газет, песни того времени (!), переписку между героями, с которыми читатель даже ещё не знаком. А ориентиром служат лишь даты, скупо указанные в начале главы. Что читатель из всего этого создаст, зависит не только от автора, но и от самого читателя.

Осенью выйдет экранизация книги в виде мини-сериала. 25-го сентября на канадском канале покажут премьеру, а для всех остальных его покажет Нетфликс (пока без даты). Главную роль Грейс Маркс играет Сара Гадон, которую мы знаем по экранизации 11.22.63 Кинга.
Гадон справа
Убиенную Нэнси Монтгомери сыграет Анна Пэкуин, которую мы все знаем и любим по «Настоящей крови» HBO ('True Blood').
Фото отсюда
«Она же Грейс», Маргарет Этвуд. 'Alias Grace', Margaret Atwood.
Озон | Лабиринт (новое издание ругают из-за плохой бумаги) | Литрес | Bookdepository (моё издание)
Мой рейтинг: 8 из 10.

25.06.2017

Три грустные книги о прошлом, которые нужно прочитать — часть II

Начало в части I.

Себастьян Хафнер. История одного немца: частный человек против тысячелетнего рейха. Haffner S. Geschichte eines Deutschen. Die Errinerungen 1914-1933.
Книга Себастьяна Хафнера «История одного немца» стоит в стороне от предыдущих двух. Если Рольникайте и Боровский, хоть и кончившие жизнь совершенно по-разному, принадлежат к пострадавшей стороне, то Хафнер тот самый чистокровный ариец. Которого после прочитанных предыдущих книг читатель должен был бы если не возненавидеть, то точно испытать к нему лёгкое чувство презрения.

Тем не менее, получается иначе. Себастьян Хафнер на самом деле псевдоним, который взял себе Раймунд Претцель, когда бежал из фашистской Германии в 1938-м году со своей невесткой (еврейкой). Воспоминания он писал уже будучи в Лондоне, и по понятным причинам ему пришлось не только использовать псевдоним, но и отойти от формы чистых мемуаров. Ему приходилось думать о судьбе оставшихся в Германии отца с матерью, знакомых. О своих близких в книге он писал завуалированно (поменял профессию отца, например).

Хафнер рассказывает об истории Германии с начала Первой мировой и вплоть до своего отъезда. Вначале это впечатления мальчика, потом юноши, и под конец мужчины. Автор реалистично показывает, как потихоньку, шаг за шагом, фашизм отвоёвывал себе место в душе у самых разных людей, и проникал в повседневную жизнь. Она шла своим чередом, но при этом и необратимо менялась.

Всё, кажется, происходит как обычно: зарплата приходит на счёт, трамваи идут по расписанию, в театре ставят пьесы, пока в один прекрасный момент с работы Хафнера не выгоняют всех евреев и не запрещают им работать. Можно проделать небольшое интеллектуальное упражнение, и поменять евреев на другую группу людей, и рассказ Хафнера будет применим к любому времени и режиму. Самое главное — вводить изменения плавно и обещать блистательное будущее.
Ах да, помимо обещаний блистательного будущего важно не забывать, что все вокруг враги, и того и гляди норовят отобрать нашу землю, и вообще выехать на нашем горбу. Чего мы позволить никак не можем, поэтому нужно поднимать оборонку и побольше, побольше денег дать военным. Медицина? Зачем она здоровой расе? А неизлечимо больных ждёт «гуманная» программа эвтаназии. Что значит мы производим слишком много оружия? Мы вообще за разоружение. Сразу после вас.
Читая Хафнера, нельзя отделаться от мысли, что произошедшее убаюкивание нации и обещание золотых гор может произойти где угодно и когда угодно. Естественно, сейчас это уже будет иметь другое обоснование и выберут других стрелочников, но механизмы очарования массы во все времена одинаковы. Остаётся уповать на то, что в адекватно функционирующем обществе существуют механизмы, не позволяющие получить всю власть одному-двум людям.

Наиболее любопытным для меня в книге Хафнера было описание, как у обычных, нормальных, психически и морально здоровых людей происходило это принятие абсолютно антигуманистических норм в обществе. Происходило очень просто. Человек существо социальное, и всегда хочет чувствовать себя причастным к чему-то большему. Тем более если с детства тебе в голову вкладывают идею о том, что твою страну унизили, обманули, возложили на неё непомерно тяжелую ношу, а сами жируют. И идею о том, что всё могло бы быть иначе, нужно только попробовать ещё раз (в этот раз всё будет иначе!). А если у тебя что-то не получается, то виноват в этом не ты, а тот самый внешний враг. И сам автор, проходя короткую военную службу для госслужащих, испытывает это воодушевление, напевая немецкие песни и маршируя в строю.
Остаётся вопрос, что же заставляет человека остановиться, задуматься и сбросить этот морок? В случае с автором это была, увы, его девушка, а затем и невеста-еврейка, которой жизнь в нацистской Германии обещала быть недолгой. Если бы ему по душе пришлась светловолосая Фрида, держали бы мы в руках сейчас эту книгу, стал бы Претцель известным историком, журналистом и писателем? На этот вопрос у меня ответа нет, при всём желании автора убедить читателя в своём моральном негодовании по поводу происходящего.
Лабиринт | Озон

В качестве заключения скажу, что Боровского я прочитала ещё год назад. Просто писать о таких книгах сложно, неочевидно, что вообще стоит писать, да и что тут можно сказать. В них личность автора важней художественной ценности текста или новаторских литературных приёмов.

При этом стиль Боровского хвалят, но мне лично было тяжело читать описания лагерных распорядков, которые автор передаёт тоном, каким я рассказываю о поездке в Ашан, и пытается выстроить по возможности сатиру, показать сюрреалистичность происходящего. Он имеет на это право, но читать это тяжело, потому что ему сочувствуешь, сочувствуешь всем героям рассказов, но впечатление такое, как будто автор отталкивает читателя, держит его на расстоянии вытянутой руки и не хочет ни его сочувствия, ни тем более жалости.

Если вам интересно, что ещё можно прочитать по теме, подготовила список рекомендаций:

Стефан Цвейг, «Вчерашний мир» — воспоминания писателя, в чём-то созвучные Хафнеру, но разумеется в основном совсем другие. Больше о книге.

Альберт Шпеер, «Третий рейх изнутри» — мемуары личного архитектора Гитлера. Шпеер в поздние годы войны отвечал за боеприпасы и снабжение армии. Воспоминания писал, отбывая заключение в тюрьме Шпандау. Больше о книге.

Хорст Герлах, «В сибирских лагерях» — воспоминания немецкого парня, который попадает в ГУЛАГ. Больше о книге.

Тимур Вермеш, «Он снова здесь» — автор представляет, как бы выглядело второе пришествие Гитлера. Больше о книге.

Интервью Марии Рольникайте о жизни в гетто и возвращении к нормальной жизни на takiedela.ru.

Кинематографические рекомендации:

«Чёрная книга»/Zwartboek (2006), Пол Верховен — не вижу смысла пересказывать сюжет, это просто прекрасный фильм. И в отношении сюжета, и актёрской игры, и съёмок. Трейлер на Ютюбе по ссылке (а то там не превью неприличное).

«Феникс»/Phoenix (2014), Кристиан Петцольд — фильм с говорящим названием о возвращении выжившей в лагере девушки домой. Подходит для зрителей с обострённым чувством справедливости.
«Колоски»/Poklosie (2012), Владислав Пасиковский —фильм на самом деле снят по книге Яна Т. Гросса «Соседи», о чём я узнала после просмотра. Старший брат возвращается навестить младшего, который остался жить в деревне. Местные почему-то обходят его стороной и говорят, чтобы он за братом присматривал. Казалось бы, при чём здесь Вторая мировая?
«И всё осветилось»/Everything is Illuminated (2005), Лев Шрайбер — экранизация одноимённой книги Джонатана Сафрана Фоера о возвращении приличного американизированного еврея-юноши на родину предков, где его деда спасла какая-то женщина от расстрела нацистов. Кинолента примечательна также тем, что в ней играет фронтмен лучшей группы в мире Евгений Гудзь.

«Наши матери, наши отцы»/Unsere Mütter, unsere Vätter/Generation War (2013), Филипп Кадельбах — очередная проработка немцами своей многополенческой травмы и чувства вины перед всем миром. Мини-сериал из 3-х длинных серий о группе друзей, которые отправляются на войну в 41-м, но непременно вернутся до Рождества. Зритель следит за тем, как разворачивается судьба каждого из них. Для многих этот сериал разрушит шаблоны, которыми принято мыслить, когда речь идёт о Второй мировой. Не скажу, что он однозначно достоверный, но как явление крайне любопытен.

Три грустные книги о прошлом, которые нужно прочитать — часть I


***
Тадеуш Боровский. Пожалуйте в газовую камеру / This Way for the Gas, Ladies and Gentlemen.
Биография Боровского звучит как сценарий к фильму, про который сказали бы «Такого не бывает».
Родился в 1922-м в Житомире, в 1926-м его отца сослали в ГУЛАГ в Карелию, год спустя выслали и мать. В 1932-м Красный крест помог семье, и их репатриировали в Польшу с отцом, потом к ним приехала и мать Тадеуша. Во время оккупации нацистов он закончил подпольно лицей и начал изучать польскую литературу в университете. Публиковал свои поэмы и рассказы в запрещённом самиздате, официально работал сторожем. В 1940-м его невесту Марию арестовали гестаповцы, Тадеуш заподозрил неладное и попытался её разыскать. Арестовали и его (с собой у него были его поэмы и «О дивный новый мир» Хаксли), и отправили в Аушвиц.

В концлагере уничтожение Боровскому не угрожало: за 3 недели до его прибытия было принято решение «арийцев» не посылать в газовые камеры, а массовому уничтожению подвергнуть исключительно евреев. Вначале он работал, устанавливая телеграфные столбы, потом валялся в госпитале с пневмонией, работал в госпитале, потом чинил кровлю в женском концалегере в Биркенау. В Биркенау же находилась его невеста Мария и они даже виделись друг с другом. Однажды Боровского послали в женский лагерь забрать трупы младенцев, для последующего уничтожения в крематории.

В 1944-м в Аушвице начался ад. Паникуя из-за надвигающейся Красной армии, нацисты подняли уничтожение евреев до невообразимых доселе показателей. В мае и июне 44-го были убиты в газовых камерах и сожжены более 400-т тысяч евреев.
«Если немцы выиграют войну, что мир будет знать о нас? Они построят огромные здания, трассы, заводы, памятники. Наши руки будут нести каждый кирпич, а спины рельсы и бетонные плиты. Они убьют наши семьи, наших больных, наших стариков. Они убьют наших детей. И мы будем забыты, утонем в голосах поэтов, юристов, философов, священников. Они создадут их собственную красоту, добродетель и правду. Они создадут свою религию.» Цитата из книги, перевод мой.
После освобождения Тадеуш и Мария воссоединились, в 48-м он вступил в Коммунистическую партию, в 1951-м году жена родила ему дочь, а три дня спустя он совершил самоубийство. Наверное, кто-то посчитает ироничным способ, который он выбрал: обычную газовую духовку.

Я не буду здесь писать детали и причины его решения. Это была не первая, а третья попытка. На третий раз Тадеуш добился поставленной цели. В 'This Way for the Gas, Ladies and Gentlemen' он описывает свой опыт выживания в Аушвице. На что готов человек, чтобы сохранить жизнь? Боровский абстрагируется и словно сообщает нам из прошлого свои наблюдения. Это наблюдения человека отвлечённого, который констатирует факт за фактом: каждый день прибывают поезда, набитые людьми, а потом они уходят обратно пустые. И необходимые для уничтожения действия совершают те самые заключённые, которые почему-то считаются «арийцами» в отличие от тех, что в поезде.

Проводят в газовые камеры, сортируют вещи, перевозят трупы, сжигают людей. Через это прошёл и Боровский, и невозможно ответить на вопрос, что происходит с психикой, если не душой, человека, который выжил, а миллионы других, которые прошли через его руки, нет.
Я читала сборник рассказов на английском, но на русском издан похожий по содержанию под названием «Прощание с Марией». Купить его уже нельзя, но прочитать в интернете можно.
Bookdepository | Amazon

***
Маша Рольникайте. Я должна рассказать.
Дневники Маши Рольникайте волей-неволей сравниваешь с дневниками другой известной девочки, пострадавшей от фашизма — Анны Франк. Воспоминания Рольникайте по сравнению с книгой Боровского внушают нечто, напоминающее оптимизм. Ведь она пережила фашистскую оккупацию, сохранила разум и здоровье, интегрировалась потом в общество, завела семью и прожила довольно продуктивную жизнь, была признана как писательница и общественный деятель.

В 14 лет Маша попадает в Вильнюсское гетто. В нём жило около 40 тысяч человек, и почти все они к 1943-му году были уничтожены или «ликвидированы». Маша записывает всё, что происходит с ней и её семьёй в формате коротких записок. Сама она утверждала, что хотя оригиналы записей и не сохранились, но она столько раз все их повторяла, что выучила наизусть.
Маша описывает, как в повседневную жизнь приходят такие неприятные вещи, как необходимость носить специальные знаки, которые показывают, что ты еврей, невозможность ходить по тротуарам (по дорогам можно, где грязь), необходимо соблюдать и комендантский час, которые начинается для них раньше, чем для «нормальных» людей.
Те самые нашивки. Отсюда.
И как все к этому волей-неволей привыкают, а те, кто раньше был с тобой в одном классе или просто знакомые, делают вид, что тебя не знают.
Читать всё это, конечно, тяжело, и представить себе такое почти невозможно. Но меня больше всего поразила одна вещь. С 1943-го года Вильнюсским гетто руководил обершарфюрер Бруно Киттель, он же ликвидировал гетто Вильнюса, Риги и Каунаса.
Это не так поразительно, как то, что после поражения Германии Киттель исчез в неизвестном направлении. Конечно, в условиях войны наиболее вероятно, что его застрелили где-то в дороге, но так же вероятно, что он бежал и выдал себя за кого-то (не удивлюсь, если за какого-нибудь пострадавшего от нацистского режима).
Портрет Киттеля. Отсюда
В дополнение к книге сделали и сайт с фото- и видео-свидетельствами произошедшего. 
Можно посмотреть, как всё выглядело тогда, увидеть черно-белые фотокарточки. И увидеть, что люди делают сейчас, чтобы помнить. Чтобы не забыть. 

Вот было бы здорово, если бы и мы относились так же ко всей своей истории, а не выборочно к конкретным, удобным в текущее время для политической повестки, её частям. Замечу, что и в Литве не все хотят помнить прошлое. Чего стоит только рассказ о том, что лестницы в общественных местах в Вильнюсе делали из сломанных надгробий с еврейских кладбищ.

Возвращаясь к нашей же истории, на мой взгляд история репрессий освещается недостаточно. Что в СМИ, что сама по себе историческая память не культивируется. Оставшиеся лагеря потихоньку сравниваются с зёмлей и, пока мы решаем повседневные задачи, превращаются в пыль. Вместе с вещами и именами погибших там наших же соотечественников. Грантов на это не дают. 
Я читала, что собирают экспедиции для розыска пропавших без вести в ВОВ. А чтобы мы собирали экспедиции для поиска и восстановления информации о погибших в результате репрессий, кто-то слышал? Естественно, от них ничего не осталось. У них и потомков, скорее всего нет, откуда же им взяться, если человек сгинул в лагерях?

Одно только мне приходит на ум — это ребята из Чехии, которые своими силами организуют экспедиции в пока ещё сохранившиеся лагеря ГУЛАГа. Здесь можно почитать крайне занимательный дневник, как они сплавлялись по реке Турухан (бассейн Енисея), чтобы добраться до отдалённого лагеря и запечатлеть его на фото и видео.
Лабиринт | Озон

Продолжение в части II.

11.06.2017

Элизабет Бадинтер — Конфликт: женщина и мать

Какое-то время я читала в фейсбуке одну широко известную в узких кругах радфема* активистку. Мы были друг у друга в друзьях, да и сейчас остались, наверное. Я люблю читать разных людей, зачастую с противоположными взглядами, чтобы не создавался информационный пузырь из однородных источников. Обычно она давала ссылки на новости и прочие события в жизни общества, рассказывая, что об этом думает. В комментариях рождалась дискуссия, и часто поднимались вопросы вроде «А как так сложилось?» и «Почему же так обстоят дела в Европе/России/США?» и т.п.

Обычно она отвечала одной фразой и бросала «Учите матчасть». На вопрос, что за матчасть, следовали ссылки на ЖЖ и обычно рекомендация одной-двух книг. Из книг она регулярно советовала прочитать Элизабет Бадинтер, мол, и там на многие вопросы найдёте ответы.
За книгу Бадинтер «Конфликт: женщина и мать» я бралась именно с надеждой найти там новое и встретить свежие мысли. Как оказалось, от книги 2010-го года я хотела слишком многого. Впечатления культовой книга не оставила.

Сама по себе Бадинтер любопытная фигура. Сторонница либерального феминизма, она получила признание как философ, мыслитель, писательница. Добилась успеха и входит в список богатейших людей Франции с состоянием в 1,8 миллиарда долларов. Нюанс состоит в том, что и семья у Бадинтер была непростая. Её отец основал Publicis Groupe, тогда рекламное агентство, сейчас 4-й крупнейший медиахолдинг в мире. Её муж служил министром юстиции. Не все могут похвастаться таким бэкграундом, и понятно, что с такой семьёй возможностей и ресурсов у Бадинтер изначально больше, чем у среднестатистической француженки. При этом замечу, что не все богатейшие женщины мира тратят силы и время на защиту прав женщин.
«Конфликт» книжечка тонкая, на 185 страниц. Состоит из трёх частей:
  • Положение вещей. Амбивалентность материнства;
  • Атака натурализма. Священный союз реакционеров; Матери, вы должны делать для них всё; Власть младенца.
  • Лодка перегружена. Разнообразие женских стремлений; Wombs on strike (не буду переводить); Француженки — особый случай.
Немного расскажу, о чём собственно пишет автор и ниже немного порассуждаю.

Амбивалентность материнства вызвана противоречащими друг другу желаниями у женщин. С одной стороны, от женщины общество ожидает самореализации (работа, карьера, социальный рост и финансовое благосостояние), с другой она при этом обязана быть заботливой и внимательной матерью. В результате женщины откладывают решение завести ребёнка до всё более и более позднего возраста и заводят всё меньше детей. Это все и так знают, тут всё достаточно очевидно.

Но одна мысль заслуживает внимания. Желания женщин определяются воспитанием и социумом, в котором они выросли и находятся. Так, условно их можно разделить на 3 типа: нацеленные на дом, адаптирующиеся (их большинство) и нацеленные на карьеру. Эта неоднородность желаний и целей порождает конфликт интересов между разными группами женщин. Этот конфликт оказывается выгоден мужчинам, чьи цели однородны и неизменны последние годы: деньги, власть и социальное положение.

«Всегда были женщины, готовые посягнуть на власть, традиционно принадлежавшую мужчинам. Однако до сих пор мало мужчин, пожелавших конкурировать с женщинами на поприще воспитания детей.» Даже в скандинавских странах, с оплачиваемым декретом для отцов, мизерный процент мужчин оказался готов посвятить себя семье.

Говоря о натурализме, Бадинтер имеет в виду три вещи: грудное вскармливание, роды и сам материнский инстинкт. После 2-й мировой, в 60-х, произошёл резкий поворот от холодного медицинского подхода к «натуральному». Если раньше детей кормили из бутылочки, начали кормить грудью. Потому что так задумала природа. Обезболивать страдания женщины во время родов оказалось вредно, а кесарево сечение это ещё и стыдно, ведь природа так не предусмотрела. Спать нужно вместе с ребёнком, пока он этого требует (серьёзно, встречала рассказы в инстаграме о мамах с 11-летними мальчиками, и они убеждали, что это нормально, раз ребёнок так хочет).

По мнению Бадинтер, грудное вскармливание привязывает женщин к ребёнку и ограничивает её свободу, что в случае с выходом на работу, что просто с передвижениями в пространстве. Причём рекомендуемый срок отодвигается всё дальше и дальше (раньше до полугода, сейчас до 2-х лет). По сути всё то, чего женское движение добилось до 1960-х, ушло в трубу под давлением натурализма и заботы об экологии (кормить грудью экологичней, памперсы вредны для окружающей среды, надо стирать пеленки и т.д.). Бадинтер тут же развенчивает Ла Лече Лиг, о которой я напишу в конце.

Материнский инстинкт автор ставит под сомнение. То, что СМИ и фильмы, книги муссируют версию о всепоглощающей моментальной любви к младенцу сразу после родов, приводит к давлению на женщин и они, не почувствовав сразу эйфорию и любовь, ставят под вопрос в принципе свою способность быть матерью.

Таким же давлением становятся непомерные требования к матерям. Они должны быть всегда улыбающимися, мудрыми, внимательными, терпиливыми, педагогичными, способными и приготовить ужин, и организовать школьный праздник. Они просто должны всегда БЫТЬ. А сдача ребёнка в детсад значит, что на мать косо смотрят и осуждают, не говоря уже об использовании няни.

В результате рождается образ идеальной матери, недостижимость которого находится в прямой зависимости от строгости к себе каждой женщины. Что это даёт обществу и государству, которые всегда хотят побольше дееспособных граждан? А ничего.

Женщины заводят всё меньше детей и всё позже. У многих после первого опыта не возникает желания повторить (ну я тоже, например, не люблю, когда на меня косо смотрят и осуждают).
Однако что следует за этим? Неминуемое осуждение.

Бездетная семейная пара подвергается допросам и, впоследствии, жалости (даже если это будет сказано не в лицо). Бездетная незамужняя женщина подвергается осуждению как эгоистка.
Как пишет Бадинтер, «общество больше волнуют женщины, которые стараются ответственно оценить свои обязательства, чем те, которые берут их на себя без особых размышлений».
Что автор предлагает в качестве решения? Обратиться к истории материнства во Франции. Во Франции женщина даже после рождения ребёнка всегда «оставалась в первую очередь женщиной, затем общественной фигурой, и лишь затем матерью.» Речь, конечно, идёт об аристократии. Почти все отдавали младенца кормилицам и кормить грудью считалось унизительным и отталкивающим занятием. В принципе все, кто мог себе это позволить, нанимали кормилиц и считали это абсолютно нормальным. Никаких там рассуждений о нужде ребёнка в материнском тепле не шло.

В настоящее время во Франции автор находит отголоски прошлого во многих вещах. Кормить смесью не считается позорным, отдать ребёнка в ясли не становится преступлением, потому что «только мать может решить, как организовать жизнь в интересах себя и своего ребёнка».
Терпимое и не осуждающее отношение общества играет положительную роль в решении женщины завести ребёнка. Чем легче ноша материнства и больше уважение к её решениям как женщины, тем выше вероятность, что она захочет завести и вырастить ребёнка, и даже повторить это.
Помимо этих абстрактных понятий, Бадинтер описывает три специфических для Франции явления, которые способствуют рождаемости:
  • бесплатные детские сады для детей от 3-х лет и иногда до 3-х;
  • гибкие условия для рождения ребёнка (многие заводят детей вне брака);
  • много женщин планирует беременность после 40 (тут я слышу, как наши гинекологи принялись рыдать).
В 2008-м году рождаемость во Франции была самой высокой среди всех 27-ми европейских стран, на одну женщину приходилось 2,07 ребёнка. В 2013-м этот показатель немного упал, до 1,99. В России в 2016-м году на одну женщину приходилось 1,8 ребёнка (и наши госслужающие считают, что это очень хорошо).

Собственно, а что меня не устроило в такой информативной книге? Вон я сколько написала всего.

Не устроило меня то, что я всё это уже читала ранее в других источниках. Ничего нового Бадинтер для меня не открыла, выводы её предсказуемы, теории не новы. Однако это не значит, что так будет у всех читателей. Тем, кто не интересовался темой материнства как социального явления, ничего не читал о феминизме, книга Бадинтер отлично подойдёт как вводный текст. Она передаёт основные постулаты и кратко описывает развитие женского движения во второй половине 20-го века.

Открыла ли я для себя Бадинтер как глубокого мыслителя и яркого философа? К сожалению, нет. Поэтому рекомендую книги и ссылки по теме.
***
'The Essential Feminist Reader' — антология знаковых текстов от Бовуар до Вирджинии Вульф. Всё самое важное в одном томе. Если вы хотите купить одну-единственную книгу, чтобы узнать всё о феминизме, покупайте смело её. Даже если вы не хотите ничего знать о феминизме, это просто сборник интересных и заслуживающих прочтения текстов.
Amazon | Bookdepository
'Lactivism', Courtney Joung. В «Лактивизме» Кортни Янг пишет и о том, как менялось отношение к детям с течением истории, и о пропаганде грудного вскармливания, и кто на нём неплохо зарабатывает. И о той самой Ла Лече Лиг, которой можно посвятить вообще отдельное детективное расследование. Янг провела монументальное исследование, а я написала монументальный отзыв с инфографикой и видеоиллюстрацией (не того, о чём вы подумали). На русском её, конечно же, ждать смысла не имеет.
Womenation.org — суровый сайт, но по сути кладезь полезной и редкой информации, которой зачастую больше нигде просто нет. Меня увлекла серия статей по истории женщин в Древней Руси (любители рассуждать про «рожали в поле» найдут там много интересного) и отрывки из книг.
'Kindred', Octavia E. Butler. «Родня» Октавии Батлер совсем не то, за что себя выдаёт. Казалось бы, очередная книга о путешествиях во времени, что нового можно написать? На самом деле нет.

Батлер показывает, как девушка из современной Америки попадает внезапно в прошлое, в рабовладельческую Америку. Дело усугубляется тем, что, похоже, какой-то мерзкий тип, сын владельца плантации, её прапрадедушка, и ей приходится его спасать от постоянных передряг. Всё было бы не так плохо, если бы он не был расистом, а она чернокожей в то ужасное время, полное предрассудков. О репродукции как ресурсе Батлер не рассказывает в теории, а показывает, как это выглядит на практике. Местами просто страшно.
Amazon | Bookdepository
***
Элизабет Бадинтер, «Конфликт: женщина и мать». Elisabeth Badinther, 'The Conflict'.
Мой рейтинг: 5 из 10.
Amazon | Bookdepository

*Радикального феминизма.