03.09.2014

День опричника — Владимир Сорокин.

«Идея опричнины до сих пор жива в России. Все наши силовые ведомства считали себя опричниками. Чем отличается Россия от Запада? Немец или француз скажут: государство – это я. А русский скажет: государство – это они, власть. Россия по-прежнему закрыта, беспощадна и непредсказуема по отношению к своему народу»

«День опричника» — эта книга ровно о том, что в названии. Один день из жизни опричника, человека государева, Андрея Комяги. Его кумир — Малюта Скуратов, его религия — единственно верная, его цель — смерть всем супротивным. Стоит ли читать и к чему быть готовым при прочтении?
Хотя обложка немецкого издания намного лучше, на мой взгляд:

Это моя первая книга Сорокина, и я была знатно напугана отзывами моих знакомых о том, что книги Сорокина — полный бред, пишет непонятно о чём, да еще и кое-что в его книгах едят. Но я всё же рискнула, и нисколько не жалею.
— Не угодно ли господину опричнику приобрести последние новинки российской изящной словесности?
Распахивает передо мною трехстворчатый лоток свой. Книжные лотки тоже стандартные, одобренные Государем и утвержденные Словесной Палатой. Народ у нас книгу уважает. В левой створе — православная литература, в правой — классика русская, а посередь — новинки современных писателей. Сперва разглядываю новинки прозы отечественной: Иван Коробов «Береза белая», Николай Воропаевский «Отцы наши», Исаак Эпштейн «Покорение тундры», Рашид Заметдинов «Россия — родина моя», Павел Олегов «Нижегородские десятины», Савватий Шаркунов «Будни Западной Стены», Иродиада Денюжкина «Друг мой сердечный», Оксана Подробская «Нравы детей новых китайцев». Этих авторов я хорошо знаю. Известны они, заслуженны. Любовью народной и Государевой обласканы.
Москва, 2027 год. Россия отделена от западного мира Великой Русской Стеной. Машины, техника, практически все товары поставляет Китай, связей с другими цивилизациями не осталось. Для поддержания порядка в этом идеальном государстве есть специальные люди — опричники, закрытая группа, со своими порядками, нормами и правилами. Главный герой — не последний человек среди опричников, а скорее даже один из первых. Батя его любит, и особенно отличает — приглашает попариться в своих «хоромах», вместе с другими приближенными, после общей трапезы. Там, собственно, и происходит одна из тех самых скандальных сексуальных сцен в книге, из-за которой многие потом книгу критикуют. Но сорокинский текст дословно понимать нельзя, это всегда символ, метафора, знак. Сцена в бане у Бати показывает круговую поруку среди власть имущих (рука руку моет). И не надо забывать, что в замкнутых, сугубо мужских коллективах всегда были свои развлечения. Ими проверяется сила братства, кто что способен выдержать, насколько каждый член группы силён. По сути, это способ установления иерархии внутри группы, у кого какие права и обязанности. Что-то из разряда развлечений у мальчиков «кто не прыгнул с гаража, тот слабак». У опричников же в баньке не только круг из опричников (каламбур!), но и другие способы проверить силу духа — алмазными сверлами, например, в ноги тыкать товарищам и сверлить. Комяга и из этого действа делает патриотический вывод: «Терпение — вот чему молодым надобно у нас, коренных, поучиться».
Книга вообще испещрена перлами главного героя. Цитировать его слова можно бесконечно. 
Ежели говорить по совести — ничего антигосударственного я в этих рыбках не нахожу. Народу простому они недоступны, а у людей богатых да высокопоставленных должны быть слабости свои. Ведь слабость слабости — рознь. Государев отец Николай Платонович в свое время великий указ издал «Об употреблении бодрящих и расслабляющих снадобий». По указу этому кокоша, феничка и трава были раз и навсегда разрешены для широкого употребления. Ибо вреда государству они не приносят, а лишь помогают гражданам в труде и в отдыхе.
Сорокин в книге выбрал для повествования единственно подходящий стиль. Язык, что называется, ни прибавить, ни убавить. Смесь архаичных слов и выражений с современными деталями — телефоном («мобило»), телевизором («вестевой пузырь»), радио. По радио, правда, поёт «Краснознаменский Кремлёвский хор», да еще и на заказ.
Актуальность текст сейчас не только не теряет, но скорее приобретает. Я вообще удивлена, как Сорокин в 2006 году мог написать то, что будет происходить в наше время. Наверное, в этом и есть писательский талант — предвосхитить время, ухватить его и описать.
Коли — Россия, я очи долу сразу опускаю. В огонь гляжу. А там горят «Идиот» и «Анна Каренина». И сказать надобно — хорошо горят. Вообще, книги хорошо горят. А уж рукописи — как порох. Видал я много костров из книг-рукописей — и у нас на дворе, и в Тайном Приказе. Да и сама Писательская Палата жгла на Манежной, от собственных крамольников очищаясь, нам работу сокращая. Одно могу сказать — возле книжных костров всегда как-то тепло очень. Теплый огонь этот. А еще теплее было восемнадцать лет тому назад. Тогда на Красной площади жег народ наш свои загранпаспорта. Вот был кострище! На меня, подростка, тогда это сильное впечатление произвело. В январе, в крутой мороз несли люди по призыву Государя свои загранпаспорта на главную площадь страны да и швыряли в огонь. Несли и несли. Из других городов приезжали, чтобы в Москве-столице сжечь наследие Белой Смуты. Чтобы присягнуть Государю. Горел тот костер почти два месяца…
«День опричника», Владимир Сорокин.
Купить на Озоне | в Лабиринте. Купить на Литрес.
Рейтинг: 9 из 10. 

2 комментария:

  1. Анонимный04.09.2014, 7:55

    Сорокин – классик сегодняшнего дня!
    Хороший отзыв, спасибо. Хотелось бы больше текста и цитат, но наверно проще просто перечитать Сорокина :).

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Очень приятно получать такие комментарии! Сорокина действительно можно перечитать, правда, «Норму» не советую. В планах еще «Теллурия», когда дойдут руки, постараюсь написать отзыв.

      Удалить