30.11.2018

Бегущей строкой

С августа я держалась в режиме новый пост в блоге раз в две недели по пятницам. На этой неделе отзыв не рождается, а выдавливать его насильно не хочется. Поэтому расскажу коротко о текущих книжных делах.

Дочитала семейную сагу о корейской семье в Японии 20-го века 'Pachinko', автор Min Jin Lee.
О книге на Goodreads
Почти 500 страниц автор рассказывает о четырёх поколениях одной семьи на протяжении 80-ти лет. Книга не лёгкая, но хорошая и крайне интересная. Я ничего не знала об особенностях взаимоотношений Японии и Кореи, поэтому и с исторической точки зрения было увлекательно. Написала об этом в Твиттере и автору понравилось:
Пока хочу всё прочитанное обдумать, писать о книге развёрнуто не готова. С другой стороны, скоро вообще Новый год и жизнь абсолютно точно превратится в хаос. 😱

Хорошие книжные новости — Маргарет Этвуд напишет продолжение «Рассказа служанки». Книга будет называться 'The Testaments'. Я не переводчицв, но склоняюсь к варианту «Свидетельства» либо возможна отсылка к Ветхому/Новому Завету (?). Действие будет происходить 15 лет спустя после финала «Рассказа», рассказчиками станут три героини. Больше никаких подробностей неизвестно. Обещают опубликовать 19-го сентября 2019-го года.

BBC выпустило свой список 100 самых влиятельных женщин 2018-го года, и туда вошла Нома Думезвени. Если вы не знали, это актриса, играющая роль Гермионы в постановке «Гарри Поттер и проклятое дитя». Вот она, под номером 26:
Вообще этот список и описания, кто чего добился, вдохновляют. Почитать можно на сайте BBC. Например, президентом Нью-Йоркской фондовой биржи впервые за всю историю её существования (226 лет) стала женщина.

И напоследок немного о книгах, которые добавила в список к прочтению в последнее время. Заметила, что когда просто их добавляю, потом смотрю на обложки и не могу вспомнить, чем меня книга привлекла. Поэтому буду писать краткие заметки, что, зачем и почему.

'Magic with Skin On', Morgan Nikola-Wren — внезапно сборник стихов, и я вообще не представляю, понравится он мне или нет. К нему привёл сложный путь, опишу просто, чтобы лет через 5 над ним посмеяться: твит о последней понравившейся книге актёра из «Чужестранки», поиск этой книги на Goodreads, в отзывах рекомендация от одного из моих любимых пользователей с пометкой «лучше берите другую», вот её и записала.

'Invisible: How Young Women with Serious Health Issues Navigate Work, Relationships, and the Pressure to Seem Just Fine', Michele Lent Hirsch — из названия всё понятно, увидела рекомендацию в одной статье по профильной теме. Надеюсь, автор не будет рассказывать о страданиях от сезонной аллергии.

'How to be a Happier Parent: Raising a Family, Having a Life, and Loving (Almost) Every Minute', K.J. Dell'Antonia — того же типа книга, что предыдущая. Увидела рекомендацию у одной девушки-мамы троих (четверых?) детей, у которой, судя по фото, дети никогда не плюются едой и всегда улыбаются, приговаривая «Как мы все друг друга любим, мама». Ну не бывает же такого.
Посмотрим.

'Time and Again', Jack Finney — научная фантастика про путешествия во времени, рекомендация от Стивена Кинга в послесловии к 11/22/63.

'My Thoughts Exactly', Lily Allen — автобиография одной певицы по имени Лили Аллен. Интересна сугубо поклонникам её музыки, но что-то из 'Not Fair', 'Smile' и 'F you' вы наверняка слышали. У Лили был перерыв в карьере в связи с рождением детей, и после возвращения началась новая полоса в творчестве. В книге, подозреваю, будет об этом много. Прочитать решила после фразы в одном из отзывов к книге 'Thank you Lily, I hope you’re doing ok. And I’m so glad you finally had an orgasm'. Я тоже рада.
Кстати, у Лили есть брат, и он играет в «Игре престолов» Теона Грейджоя.

'Becoming', Michelle Obama — автобиография бывшей Первой леди, которую прочитали уже, похоже, все. Кроме меня. Я купила аудиокнигу, которую сама Мишель и начитывает. Жду момента, когда можно будет слушать в наушниках спокойно книги (ахахахахахахахаха).

Сейчас читаю:

'Under the Dome'/«Под куполом» Стивена Кинга. Всё только началось.

На этом пока всё, остаюсь на связи тут, в Тви и Телеграме.

16.11.2018

Стивен Кинг — 11/22/63 | Stephen King — 11/22/63

Когда дни становятся серыми, под ногами серость, над головой серость, за окном круглые сутки то ли утро, то ли ночь, но всегда ветер, значит пришёл мой «любимый» месяц ноябрь. Время поразмышлять об упущенных возможностях прошлого и беспросветности будущего. Выхода из этого дурацкого состояния два. Или, как в бородатой шутке, три плюс один. Три московских аэропорта и толстая, добротная книга.
Традиционное фото Кинга в пастельных тонах
 К 11/22/63 меня вела сложная история. Сначала я посмотрела сериал по книге. Но я его не досмотрела, а решила всё-таки её прочитать — тем более, так рекомендовали знакомые на Goodreads. От принятия решения до осуществления прошла пара лет, и вуаля, вот он, прочитанный кирпичик в 740 страниц.

(Почему-то в случае с Кингом мне доставляет особенное удовольствие перелистывать эти пухлые тома и в конце с чувством удовлетворения отложить прочитанное в сторону)

Сюжет на 80% я уже знала, когда начала книгу. Или мне казалось, что знала. Как всегда с экранизациями, часть событий опустили, кое-что поменяли, актёры не совсем похожи на персонажей, какими их представляешь, и так далее. Словом, даже после сериала читать определённо стоит.

Всю историю нам рассказывает учитель английского Джейк Эппинг. Это первая книга у Кинга из прочитанных, в которой повествование ведётся от первого лица. Джейк рассказывает о буднях преподавателя, о буднях человека, который должен изменить прошлое, о буднях просто хорошего парня. То, что ему нужно изменить всё и спасти мир, Джейку сообщает его хороший знакомый Эл. В подсобке его закусочной открыт портал в прошлое, в 1958 год. Каждый вход в прошлое начинается с 1958-го года, и начинается одинаково. Все действия обнуляются (вроде бы). Можно пробыть там сколь угодно долго, при возвращении в настоящее пройдёт всего лишь две минуты.

К технической стороне дела возникают вопросы, но Кинг так мастерски обходится с текстом, что волей-неволей погружаешься в происходящее и ждёшь, что будет дальше.
И я так думал, но вспомнил избитый парадокс относительно путешествий во времени и привел его:
— Да, конечно, но, допустим, ты отправишься в прошлое и убьешь собственного дедушку?
 Он в недоумении вытаращился на меня:
 — На хрена?
 Хороший вопрос. Я попросил его продолжать. 
По мнению Эла, спасти мир можно, если спасти Кеннеди от выстрела снайпера 22-го ноября 1963-го (отсюда название в американском формате дат). После этого, дескать, мир станет иным, избежим войны во Вьетнаме, всё станет лучше. Я, честно скажу, никогда не думала, что убийство Кеннеди так много значило в истории США и всего мира. Джейк тоже, поэтому ему требуется пара дней всё осознать и принять решение. Тем более, что при входе через портал он попадает в 1958, а покушение произойдёт (произошло?) в 1963-м. Он постареет на пять лет своей жизни в какой-то временной вроде бы дыре, пока в его настоящем пройдёт пара минут.

Кинг красочно описывает мир, который был. Мир без сотовых, без фразы «сейчас погуглю», без досмотра в аэропортах, без 11-го сентября, зато с самой вкусной едой, пивом, девушками в пышных платьях с подъюбниками и т.д. Чувствуется, что это были любимые годы автора, самые лучшие, и описывает поэтому он 50-е и 60-е с любовью.
Но в Дерри пятьдесят восьмого компьютеры занимали небольшой жилой микрорайон, а местная газета ничем не могла помочь. Что же оставалось? Я вспомнил совет профессора социологии из колледжа, ехидного старикашки: Если во всем облом, сдавайся и иди в библиотеку. Я пошел. 
Пока Джейк убивает время с 58-го по 63-й, ему приходится адаптироваться в обществе и заводить знакомых, друзей и даже девушку. Для меня сюрпризом стало то, насколько сюжет 11/22/63 развивается не только за счёт линии с путешествием во времени, но и за счёт романтической составляющей. Тут всё, что сейчас немодно: она падает, он её подхватывает. Она почти умирает, он её спасает. Он ей не может сказать полную правду, потому что он должен спасти мир. Он должен исчезнуть, что уберечь её от опасности. Как в комиксах с супергероями, только Джейк обычный хороший парень, который борется с прошлым, чтобы изменить его во благо всего мира.
Совпадения случаются, но я все больше склонялся к мысли, что они крайне редки. Что-то срабатывало, понимаете? Где-то во Вселенной (или за ее пределами) пощелкивала огромная машина, проворачивая свои легендарные шестерни.
Те, кто читал «Оно»/'It', оценят Дерри, куда Джейк попадает по одной из своих миссий. Там он встретит нашего любимого аптекаря Mr Keene, который продавал Эдди Каспбраку его плацебо от «астмы». Познакомится с Бев Марш и Ричи Тозиер (-ом?), с которыми обсудит сумасшедших взрослых и вообще некую загадочность Дерри. Как я уже писала, вселенная Кинга это такой мир Гарри Поттера для взрослых, в который можно погрузиться, завернувшись в уютное одеяло, и потом так же вынырнуть и выдохнуть, что ты живёшь не в Дерри.

Конечно, 11/22/63 это не Литература-Литература, которая заслуживает Пулитцера. Это просто приятная книга, достаточно толстая, чтобы погрузиться в детально описанный автором мир, но достаточно увлекательная, чтобы эта детальность не погрузила читателя в зевоту. Рекомендую.

А сериал я всё-таки досмотрю.
В сравнении с моим ридером Tolino
Стивен Кинг, «11/22/63». Stephen King, '11/22/63'.
Мой рейтинг: 8 из 10.



Отзывы на другие книги Кинга: 
«Противостояние»
«Жребий Салема»
«Сияние»

 Ещё одна книга про путешествия во времени: 

02.11.2018

Лоис Лоури — Дающий | Lois Lowry — The Giver

Лоис Лоури написала «Дающего» аж в 1993-м году, первую книгу в серии из четырёх. У нас она как-то не особо на слуху, а вот в англоязычных странах её даже изучают в школах.

Главный герой, мальчик Джонас, живёт в идеальном мире, где всё продумано и запланировано, стабильно. Профессии назначают, семью тоже, детей выдают по талонам, от похотливых мыслей выдают анти-виагру. Но тут происходит неожиданное, и его назначают не уборщиком или медбратом, а хранителем воспоминаний всех предыдущих поколений. Другими словами, Джонас получает доступ к тому, что закрыто от всех остальных членов коммуны. Начинает ощущать эмоции, перестаёт принимать специальные таблетки, которые выдают всем, и т.д.

Книжечка маленькая, всего лишь 200 страниц. После прочтения я осталась в недоумении, за какие именно заслуги её изучают в школах, почему она так популярна и даже заслужила экранизацию. Ведь на ум приходит сходу список книг того же жанра, только они будут богаче содержательно и удивлять сюжетно. «451 градус по Фаренгейту», «О дивный новый мир», конечно «1984», «Скотный двор», «Дивергент»«Игра Эндера»«Голодные игры» — последние три для подростков (young adult). Моя любимая «Мы», лучшая из всего жанра. Автор определённо вдохновлялась книгами Брэдбери, Хаксли и Оруэлла.

Причина популярности кроется в том, что эти книги написаны не для подростков (хотя когда это останавливало от прочтения?), сложней для восприятия и требуют какой-никакой литературной подготовки читателя. «Дающий» читается как своего рода введение в жанр. Так и аргументируют любители книги — зачем, мол, отпугивать юных читателей, надо их увлечь чтением доступным текстом.
Однако «простой» текст палка о двух концах. Текст «Дающего» настолько простой, что автор, похоже, видит мир чёрно-белым, как её герой до познания правды. Общее благо это плохо, совместный труд на благо всех корень зла — отлично, но почему это так автор не показывает.  Главный герой отличается от остальных просто «потому что», без каких-либо приложенных к тому усилий. Всё настолько упрощено и гиперболизировано, что я уже начала симпатизировать «злодеям» — просто вопреки автору, который сгибает волю читателя в угоду свои воззрениям.

Сгибает, однако не аргументирует чем вызваны те или иные события в книге. События, явно призванные вызвать сильные эмоции у читателя — угроза жизни младенца, эвтаназия пожилого человека. Они просто происходят, как показатель неоспоримой неправильности этого общества. Без объяснения, почему и кому нужно избавляться от старых и немощных, как в Спарте. В чём же злой замысел этих ужасных людей, руководящих общиной, остаётся тайной.

Автор осуждает эти события, но осуждает просто «потому что». И под лозунгом «просто потому что» развивает сюжет, не особо утруждаясь создать вымышленный реалистичный мир, который каждый из нас ищет в книгах.

Книга заканчивается многозначительно, концовка открытая. Следующая книга рассказывает вообще о других, новых персонажах. Что происходит с Джонасом нам непонятно. Это сильный и свежий ход, видимо, призванный заставить читателя купить оставшиеся три книги.

Аргумент, что подросткам нужно читать чего попроще, чтобы не отвадить читать, на мой взгляд не аргумент. Чтобы не отвадить читать нужно находить неоднозначные книги, авторы которых ставят вопросы, а не читают с пьедестала мораль. Я бы посоветовала даже те же «Голодные игры», а не «Дающего», если выбирать из young adult. Или «Игру Эндера», которая вообще чудесная, как и пара последующих книг в серии.

Что ещё почитать вместо «Дающего»:

Патрикс Несс, «Поступь хаоса»/'The Knife of Never Letting Go' — отзыв
Нил Шустерман, «Беглецы»/'UnWholly' — отзыв

Лоис Лоури, «Дающий».  Lois Lowry, 'The Giver'.
Мой рейтинг: 3 из 10.

19.10.2018

Энтони Дорр — Весь невидимый нам свет | Anthony Doerr — All the Light We Cannot See

За книгу Дорра я бралась раз 5. В непрочитанных книгах она висела уже пару лет. Причина проста — меня отпугивают книги-победительницы литературных премий и при этом возглавляющие списки бестселлеров.
Как показывает практика, эти книги мне «не заходят». Они либо слезливые, либо манипулируют чувствами читателя, либо обращаются к какой-то важной и глубокой теме, но очень поверхностно. Понятно, что все книги манипулируют чувствами читателя, и берясь за книгу, мы готовы к этому приятному обману, иллюзии. Просто почему-то некоторые авторы умеют это делать деликатно и ненавязчиво, а некоторые работают напильником и перебарщивают.

Дорр рассказывает о жизни одной слепой девочки из Парижа и одного мальчика-сироты из немецкого промышленного города накануне и во время Второй мировой войны. Мальчик, как водится, талантливый, причём талант, данный ему судьбой, он развил своим трудом. А девочка красивая, ну книжки читает, это да. Мальчик попадает в жернова системы, а девочка в жернова войны. Всю книгу они двигаются друг навстречу другу, сами того не осознавая.

Повествование не линейно, постоянно меняется от довоенного до настоящего (1944 год) времени. Вся книга состоит из множества маленьких глав, и стиль письма на мой взгляд грубоват. Всё описывается в настоящем времени и от того возникает ощущение, словно читаешь сценарий к фильму. Рваное повествование тому способствует.

Когда мы берёмся за книги о Второй мировой, всегда присутствует некая скрытая рана. И то, как автор обходится с героями, напрямую влияет на то, сдерёт ли он корочку, чтобы её раскровянило, или оставит ранку в покое и даст ей зажить. Неважно, на какой стороне находится читатель. Эта война задела всех.

К сожалению, в нашей стране число погибших больше, чем в любой другой стране-участнице войны. У каждого в семье кто-то тогда погиб, или воевал и вернулся, и ни о чём не рассказывал, или выживал в тылу. Поэтому все упоминания о русских пропускаются через эту призму воспоминаний, пусть не читателя, но его бабушек-дедушек и других родственников. Можно сказать, это личное. 

И если это личное в произведении выглядит, как нашествие варваров и психопатов, то возникает недоумение и вопросы. Особенно если параллельно автор упоминает героических американских солдат (всего погибших солдат 405 тысяч против советских 8-10 миллионов), штурмующих берега Нормандии, и героических французских старушек, выживающих без цветной капусты и новых туфель детям (моя бабушка копала окопы под Сталинградом на 8-м месяце беременности, а после войны вся семья ела суп из лебеды).

Конечно же ужасы, описанные автором (не буду здесь вдаваться в детали, при желании в других отзывах они есть) происходили. Но происходили не только они.

Всё это вкупе даёт блестящие отзывы американской публики и смешанные нашей, российской. Типа либеральная общественность делает вид, что ничего «такова» в книге нет, и слона не замечает. Люди простых взглядов прямо сообщают, что у них подгорело и книга отвратительная. Критики дали Пулитцера и восторглись.

Ну а я где-то между. Да, все акценты автор расставил верно, местами давит слезу, местами хватает за сердце. Отличная заготовка для успешного голливудского фильма. Читается легко и быстро. Вызвали ли у меня герои симпатию? Определённо нет. Мальчика я так и не смогла раскусить, чего он на самом деле хотел. Девочка просто хотела, чтобы её с Papa оставили в покое, и это не то чтобы сильный двигатель сюжета.

Есть гораздо более интересные и живые книги о войне, причём с обеих сторон баррикад. Правда, в списках бестселлеров New York Times не значатся. Пулитцера не получили (в отличие от). Они, к сожалению, правдивые. Или хотя бы пытаются осмыслить прошлое не в формате штампов.

Рекомендую:
  • «Он снова здесь» немецкого писателя Тимура Вермеша — мой отзыв. На Нефтликсе есть фильм по книге, правда с английскими субтитрами. Советую посмотреть после прочтения, это тот случай, когда кино дополняет книгу прекрасно. Трейлер.
  • Воспоминания Стефана Цвейгаотзыв.
  • Воспоминания Себастьяна Хафнера о Первой мировой и начале Второй, о культурной жизни Берлина и как она менялась с приходом к власти фашистов — отзыв. Это тот самый пример обычного человека, который задумался и записал происходящее с ним и вокруг. Крайне рекомендую. В 1938-м Хафнер из Германии уехал.
  • Воспоминания Тадеуша Боровскогоотзыв. Книга очень трагичная и тяжёлая. Боровскому выпало пережить Освенцим, к сожалению, после войны трудности мирного времени оказались для него не проще военных.
  • Любая книга Ремарка, но моя любимая, пожалуй, «Ночь в Лиссабоне». 
Энтони Дорр, «Весь невидимый нам свет». Anthony Doerr, 'All the Light We Cannot See'.
Мой рейтинг: 5 из 10.

05.10.2018

Адольф Мушг — Счастье Зуттера | Adolf Muschg — Sutters Glück

Продолжаю рассказывать о книгах в формате «прибежала и написала».
Сегодня это «Счастье Зуттера» швейцарского писателя Адольфа Мушга.
Если честно, не поняла, что это было. Нет, сюжет-то простой и понятный. Не поняла я скрытых отсылок автора и видимо потерянную в переводе игру слов. Здорово и интересно читать книги авторов из разных стран. Однако хотелось бы, чтобы они сопровождались послесловием с развёрнутыми комментариями для тех, кто не посвящён в бытовые детали страны автора.

Главный герой после самоубийства жены осознаёт, сколько ошибок он совершил и скольким людям испортил жизнь своими действиями. Анализирует прошлое, отдаёт долги и заодно узнаёт много нового об усопшей. По ходу дела путешествует, ищет кошку, выздоравливает после пулевого ранения и сближается с женщиной, которая убила топором своего мужа.
Из какой-то швейцарской деревушки
Автору хотелось как будто всего и сразу, и любовную линию развить, и показать двуличность внешне приличного и религиозного общества, и рассказать о смерти. То, что я что-то упускаю, сделала вывод из единственного отзыва на Goodreads:
Wortgewaltig und klar strukturierte Sprache mit vielen Konnotationen und Spielereien
Потому что ничего такого я не заметила. Ни коннотаций, ни конечно же Spielereien. При том, что в Швейцарии я была трижды, но побывать туристом очевидно не равно понять важность того, почему смотрительница кошачьего приюта говорит на бернском диалекте. Советую любителям Швейцарии (можно вспомнить знакомые места) или тем, кто читает на немецком и в состоянии оценить Konnotationen.

Немного цитат:

...я же скорее заболею, чем стану объектом медицины. Дело не в том, что медицина ничего не может, она может многое и давно уже слишком многое. Вот только она не видит ничего в шаге от ее пути, из-за яркости исходящего от нее света. Для врачей медицина становится все лучше, для больных — нет. Знаешь ли ты, Зуттер, что такое болезнь? Это когда на тебя опускаются сумерки. И ты не знаешь, вечер на дворе или утро. Мы для того и созданы, чтобы привыкать к сумеркам. Мы видим все больше, но все меньше знаем, что же мы видим. Я не хочу умереть под взглядом медицины, Зуттер, тогда от меня ускользнуло бы слишком многое. Я не увидела бы даже того, что видит кошка. 
 ***
 — Кроме того, Жанетт ловко управляется не только с бухгалтерскими счетами. Она прирожденный менеджер, и теперь ничто не мешает ее таланту проявить себя в полной мере. Я выражусь неприлично, если скажу, что тебя можно поздравить с «хорошей советницей»? 
— Нет, всего лишь съязвишь. Но тут ты абсолютно прав. Впервые за десять лет у нас дебет сошелся с кредитом. Теперь у нашего центра бездефицитный бюджет. 
— Ну, тогда тебе недолго ждать благословения швейцарской церкви. Кстати, как Жанетт предпочитает произносить — «бугалтер» или «бухгалтер»? 
— Бухгалтер, разумеется, — ответил Фриц. 
— Само собой. Я слышал, точно так же произносит это слово и господин Кинаст, бывший прокурист «приносящей доход сберкассы». Муж той женщины, что держала на коленях мою голову, когда я подыхал, истекая кровью. Бухгалтер. Почти как «бюстгальтер». Но ничего похожего на «адюльтер» — не на тот слог падает ударение.
*** 
Она знала, что ночь эта последняя, и не разбудила его, когда он спал, как сурок. Когда он вспоминал об этом в реанимации, его душили слезы бешенства. А других слез и не бывает, эту науку он усвоил тридцать лет назад. Плачут не от печали, как хочется и принято думать. Плачут всегда от ярости, от уязвленного тщеславия, от безудержной жалости к самому себе.
Адольф Мушг, «Счастье Зуттера». Adolf Muschg, Sutters Glück.
Мой рейтинг: 6 из 10.
Озон