10.03.2017

Диана Гэблдон — Чужестранка | Diana Gabaldon — Outlander

Роман Дианы Гэблдон «Чужестранка» был опубликован в 1991-м году, стал первой книгой в серии из восьми, но массовую популярность обрёл недавно. Канал Starz выпустил первый сезон сериала по роману в 2014-м году и не прогадал — сериал стал знаковым, собрал гору наград и уже продлён на четвёртый сезон. Создатели сериала удачно адаптировали содержание книги, при этом не пересказывая её дословно и внося новое. Но о сериале можно писать много и долго, сейчас речь идёт о первоисточнике.
Клэр Рэндолл, главная героиня, проработала медсестрой на передовой линии фронта во Второй мировой войне. Её муж, Фрэнк, служил в разведке секретной службы Великобритании MI6. За всю войну они виделись дней десять, и вот, после дня победы, Клэр не может поверить своему счастью — они оба живы, несмотря на ужасы войны, и они будут вместе. Только будут ли? Но не буду забегать вперёд.

После радостного воссоединения, они решают провести второй медовый месяц в Шотландии, чтобы вспомнить друг друга и поработать над продолжением рода. Ни детей, ни беременностей у них не было, несмотря на длительный брак. Фрэнка влечёт в Шотландию ещё и его пристрастие к генеалогии. Вроде бы его дальний предок там жил, и он собирается найти всю возможную информацию в библиотеке и у местного служителя церкви, который тоже увлечён историей. Конечной целью поиска стоит создание генеалогического древа семьи Рэндолл. День идёт за днём без больших потрясений.

Однажды утром Фрэнк предлагает поехать посмотреть на современное повторение древнего друидского обычая — танцевать спозаранку в простынях. Так развлекаются местные девушки и женщины на холме с камнями по типу Стоунхенджа. Холм называется Крейг-На-Дун (Craigh na Dun) и он играет ключевую роль в книге.
Девушки потанцевали, разошлись, Клэр и Фрэнк остались в восторге, и тут Клэр подмечает интересный цветочек на подножье холма. Она увлекается ботаникой и целебными свойствами трав, но не может идентифицировать растение. На следующее утро она возвращается на холм с целью сорвать образец и дома по каталогам узнать, как цветок называется. Вспомнив вчерашний завораживающий друидский танец, она поднимается к камням и касается рукой одного из них. Это стало роковой ошибкой.

Камни переносят Клэр почти на два века назад в прошлое, в 1743-й год. Сначала она уверена, что просто потеряла сознание и попала на съёмки фильма, но тут её пытаются избить и изнасиловать в грязи у холма. Пока она осознаёт произошедшее, гостеприимные шотландцы уже держат её в качестве «гостьи» у себя в замке, и не торопятся отпускать. Оставшиеся 800 страниц посвящены приключениям Клэр в непросвещённой Шотландии 18-го века, где она считается чужестранкой (Sassenach). Отсюда название книги.

Диана Гэблдон смешала фэнтези, исторический, любовный и приключенческий роман. Когда автор работает с несколькими жанрами одновременно, у читателей зачастую появляются вопросы к достоверности сюжета, к «жизнеспособности» персонажей. В первую очередь «Чужестранка» всё же исторический роман. Поэтому большинство вопросов вызывает историческая достоверность. 

На мой взгляд историческая достоверность в художественных произведениях вопрос неоднозначный. Обязан ли автор соблюдать точность в отношении деталей одежды и этикета того времени? На сколько далеко может автор уйти от принятых в то время традиций и отношений в социуме? Несёт ли автор ответственность перед читателем описывать абсолютно соответствующий прошлому мир в выдуманном им произведении? Максималисты хотят видеть и увлекательный сюжет, и соответствие деталям того времени. Это не всегда возможно.

Во-первых, ритм жизни в прошлом сильно отличался от привычного нашему. Я не буду писать про влияние, которое развитие личного транспорта и средств коммуникации оказали на человечество. Это всем очевидно. В 18-м веке в деревенской Шотландии, где самый крупный город в книге был населён 8-мью тысячами человек, жизнь протекала медленней и размеренней, чем в Москве или Берлине 2017-го года. Автору поневоле приходится уходить от этой «достоверности» и развивать сюжет так, чтобы читатель не уснул на сотой странице. Отсюда вольности в обращении с нормами того времени и традициями.
Во-вторых, обладают ли критики информацией, которая даёт им право уверенно рассуждать о жизни того времени? Я могу гипотетически представить, как протекала повседневная жизнь в русской деревне 18-го века, и как протекала в шотландской. Но я не историк, у меня в руках нет рукописей 1743-го года, как и монографий со статистикой и прочими деталями той эпохи. Поэтому, хотя определённые события в «Чужестранке» и кажутся мне маловероятными, я не буду ставить крест на авторе и всей серии книг. Для достоверности существует нон фикшн.

Однако меня точно поразила ловкость и простота, с которой Клэр вливается в жизнь 1743-го года в Шотландии. Будучи оторванной от удобств и технических достижений 20-го века, она становится незаменимым участником повседневной жизни замка. Берёт на себя роль лекаря и, естественно, её познания в медицине позволяют ей зарекомендовать себя как эффективного врача (хоть и женского пола). При этом её не смущает ночёвка под открытым небом на земле в летнем сарафане, необходимость справлять нужду либо на улице, либо в ночной горшок в комнате, отсутствие средств личной гигиены и доступности ванны и душа.

Для меня отсутствие душа, санузла и зубной щётки стало бы большим стрессом, чем бытовой шовинизм необразованных шотландцев 18-го века. А вот у Клэр всё обстоит иначе. Она не упускает возможности указать главе клана на его зашоренность в отношении rape culture, поражается снисходительному отношению мужчин к женщинам и периодически проводит пятиминутки равноправия. Вот это уже я считаю странным и необоснованным — попадая неожиданно в прошлое, стоит ли выделяться в толпе и идти против мнения масс ради защиты эфемерных идеалов, которые не станут достижимыми ещё пару веков?

Дальше я немного поспойлерю, поэтому если вы незнакомы с сюжетом, не смотрели сериал и не читали книгу, но собираетесь — лучше листать в самый конец.

Попав в прошлое, Клэр находит друга в одном из шотландцев-шовинистов, в Джейми. Джейми поигрывает кубиками и бицепсами, что любому другу прибавляет +100 к обаянию. У Джейми трагическое прошлое и за его голову назначена награда англичанами. Но, разумеется, за преступление, которое он не совершал. Родители Джейми умерли, но вообще-то он лидер его собственного клана и владелец замка и поместья.

Поэтому когда Клэр вынужденно приходится выйти за него замуж, она не очень расстроена. И хотя она на момент заключения брака не знала о поместье, кубики уже видела не раз — она лечила Джейми от ран. Ну и поскольку Джейми сирота, свекрови не будет, которая могла бы испортить семейную идиллию.
Да, вы правильно прочитали. Клэр выходит замуж в 1743-м году, при этом будучи юридически замужем за Фрэнком в 1945-м. Автор ставит героиню в безвыходное положение, не оставляет ей выбора и одновременно ставит вопрос перед читателем — является ли замужество в 1743-м году изменой, если первый муж героини ещё не был рождён?
Возвращаясь к лёгкости, с которой Клэр встроилась в общество двухвековой давности. С не меньшей лёгкостью она забывает Фрэнка, с которым она пробыла в браке шесть лет, и влюбляется в Джейми. Я это расцениваю как механизм выживания. Не понимая, сможет ли она вернуться обратно в будущее (в 20-й век), Клэр пытается приспособиться как может. Проще забыть и отречься, чем мучаться с непонятной целью и погибнуть. Это более рационально, но с точки зрения общества, в том числе современного, менее почётно.

Если сюжетно меня смущает некоторая легкомысленность главной героини, то в отношении текста как такового у меня претензий не возникло. Конечно, Гэблдон могла бы и сократить кое-что, но мне понравился именно такой размеренный стиль. С описаниями природы, как и внешности персонажей, автор не спешит и читатель узнает всё в деталях. Описания зелёных холмов и лугов с мрачными озёрами действует гипнотически. Я читала на английском, и время от времени приходилось лезть в словарь и гуглить. Откуда мне знать, что такое 'plover'? И даже если Лингво мне подскажет, что это «сущ.; зоол. Зуёк, ржанка», легче от этого не станет.
То же касается разного рода мечей и клинков, и вообще оружия в целом. Ну и конечно, ключевая особенность текста — это шотландский английский и шотландский язык (Scottish Gaelic). Немного примеров:
His grandson's verra like him, ye ken. 
You're a bonny lass.
Come now, mi dhu, you shouldna worrit yourself. 
Mo duinne, I have been longing to say that to you. 
Помимо чтения бумажной книги, я ещё слушала аудиокнигу. Её озвучила талантливая Давина Портер (Davina Porter). Я поражаюсь, как ей удалось одной начитать книгу с десятками персонажей, каждому дать свой голос, да ещё не забыть о британском и шотландском акценте! На Амазоне можно послушать отрывок. Остальные книги в серии тоже она озвучила. Такого уровня работу диктора я встречала до этого у Стивена Фрая, в его озвучке Гарри Поттера.

Я не пожалела, что решила прочитать книгу после просмотра сериала. Да, получилось так, что сначала я посмотрела первый сезон, и только сейчас прочитала книгу. Сериал от первоисточника всё-таки отличается, и воспринимается скорее как отдельное произведение. Создатели даже внесли в него сцены и сюжетные линии, которых нет в книге.

«Чужестранка» ставит вопросы не только перед читателем. Вся серия книг задаёт вопрос обществу — готово ли оно принять качественную литературу, в которой главной героиней становится яркая, сильная и не стесняющаяся своих желаний женщина? Судя по рождённой в интернете дискуссии, принять такую книгу общество готово, но с условием, что оно прилепит на книгу ярлык «женский роман». Этот ярлык несёт в себе негативные коннотации. И лепить его на данное произведение будет ошибкой. Потому что это не «женский роман», это просто «роман», написанный на стыке жанров. А если у кого-то проблемы с высказывающими своё мнение женщинами, такими, как Клэр Рэндолл, то спешу вас расстроить — ваше время осталось в веке так 18-м.

Отдельно упомяну отзывы на популярном российском сервисе LiveLib на эту книгу. В самом популярном отзыве пользователь пишет, что не дочитала книгу, и даже «не врубилась», что именно она читает — первую, вторую книгу или обе вместе. При этом уверенно ставит автору — Диане Гэблдон — диагноз «женщина явно с кризисом среднего возраста». Во втором популярном отзыве юзер призывает «команду психиатров» на помощь «садистке» миссис Гэблдон, потому что та описывает в «мерзкой книжке» сцены насилия и «выливает свои комплексы». Другая пользовательница сервиса зачем-то сравнивает своего мужа с Джейми.

Я не буду разбирать детально, но и так понятно, что эти субъективные фразы и отзывы больше говорят об их авторах, чем собственно о книге. Хочу просто показать фото той самой, полной комплексов садистки с кризисом среднего возраста. Которая — вот неожиданность — получила три высших образования и докторскую степень в поведенческой экологии, написала серию книг, переведённую на 23 языка, живёт с мужем и родила от него троих детей:
Помимо всего этого, она в свои 65 
выглядит лучше, чем я с утра.
Я предполагаю, что у всех трёх пользовательниц сайта есть докторская степень и удачный брак. Иначе их критика выглядит необоснованной. И нет, я не считаю, что нельзя критиковать произведение. Можно, но при чём здесь автор? Тогда аналогичная критика применима к её источнику.

Раньше в ЖЖ была фраза «ставить диагноз по аватарке». Именно этим авторы отзывов в этом сервисе и занимаются. Ставят диагноз Диане Гэблдон по действиям её героев. Это неэтично, это переход на личности и это выглядит странно на фоне того, что отсутствует аналогичная критика Джорджа Мартина за его пошлятину и насилие в «Игре престолов» (там вообще инцест имеет место быть), Стивена Кинга за сцену детского группового секса в «Оно» (что-то никто не кидается объявлять старичка Кинга педофилом за неё, хотя продолжая логику отзывов на Гэблдон, оно само просится), и т.д.

Почему-то в случае с Мартином и Кингом пользовательницы ЛЛ сумели разделить автора и персонажей. А в случае с «Чужестранкой» из-за нравов 18-го века Гэблдон стала закомплексованной «садисткой». Не знаю, права ли я, но эта ситуация попахивает желанием раскритиковать роман, который вынужденно позиционируют как «женский», заклеймить его позором и отречься от него в пользу модных книжек, которые читают мальчики. Содержание этих книг принципиально по количеству сцен с насилием и сексом от «Чужестранки» не сильно отличается, либо в них таких сцен даже больше.

Заканчивая пятиминутку разоблачений, сообщаю, что «Чужестранку» читать можно и вообще стоит, если вам в целом не претит идея путешествий во времени. Медитативное описание шотландских холмов на любителя, но меня оно умиротворяет. Считаю ли я «Чужестранку» литературным шедевром? Нет. Перечитывать я книгу не буду, но меня она увлекла. Я радовалась вместе с Клэр, вместе с ней горевала, смеялась над её шутками. Я уже прочитала вторую книгу в серии, и после перерыва планирую читать дальше. О сериале напишу в другой раз, это отдельностоящая вселенная.

«Чужестранка», Диана Гэблдон. 'Outlander', Diana Gabaldon.
Мой рейтинг: 7 из 10.
Озон | Лабиринт | Литрес | Amazon | Bookdepository

4 комментария:

  1. Я так много слышала об этой книге, что сама читать, наверное, уже не буду. Зато обзор прочитала весь (хе-хей, лонгрид!)
    Кстати, слышала в основном хорошее, поэтому даже удивлена, что в топе Лайвлиба ее заклеймили как пошленьких женский романчик. Немного отталкивает меня этот проект (ЛЛ) своей массовостью. При том, что GR гораздо более многолюден, там я такого не чувствовала.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Понимаю, я бралась за неё с целью сравнить с сериалом. Если сюжет знаком, читать просто так не очень интересно, конечно. По Outlander, кстати, чуть ли не научные работы пишут в контексте феминизма и гендерных ролей.
      ЛЛ хвалят за обширную базу книг на русском, но там сложилась какая-то своя тусовка, которую я не очень понимаю. И которая меня не привлекает. Ну и да, на Goodreads как-то проще всё. Дали ярлычок librarian, я теперь сама книги добавляю, которых мне не хватает. И даже авторов :)

      Удалить
  2. "считается чужестранкой (Sassenach)"

    У слова "sassenach" есть конкретное значение - житель Англии, буквально "сакс". https://en.oxforddictionaries.com/definition/Sassenach
    Героиню считали англичанкой?

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. В приведённой вами цитате было бы точней «где её называют чужестранкой».
      Всё верно, sassenach шотландцы называют англичан. Однако в романе, в Шотландии 18-го века, автор делает упор на инородность Клэр в среде, куда она попала не по своей воле. Джейми, который занимает бОльшую часть повествования, sassenach называет обычно только Клэр. Других англичан в тексте называют просто English (может, с парой исключений).
      Вы читали роман?

      Удалить