02.04.2015

Hausfrau — Jill Alexander Essbaum.

Джилл Александр Эссбаум — американская поэтесса, а Hausfrau («Домохозяйка») — её первая попытка попробовать себя в прозе. Я не специально искала эту книгу, но почему-то отсылки к ней и отзывы на неё попадались регулярно в статьях и блогах, которые я читаю. Хотелось расслабиться и почитать что-то лёгкое. Книга вышла 17-го марта этого года.
Книга не переведена на русский. Обычно в таких случаях я пишу «к сожалению, не переведена». В данном случае это «к счастью, не переведена». Почему я так считаю?

Есть Анна, та самая домохозяйка, американка, замужем за швейцарским банкиром, мать троих прекрасных детей, они все вместе живут в Швейцарии в собственном доме с видом на зелёные швейцарские луга. Вам ещё не приелись клише? Ждите, дальше больше.
Анна готовит, убирает, ездит за покупками, ну а поскольку благополучная жизнь, когда все здоровы и есть крыша над головой, очевидно неимоверна скучна, начинает искать адреналин в других сферах. Ей же не придёт в голову за семь лет в чужой стране выучить второй язык, в самом деле? Поэтому она мучается, мучается, мучается! Это так невыносимо — когда в Швейцарии все вокруг НЕ говорят на английском. Вы уже прониклись состраданием к Анне? Продолжим.

Муж Анны по имени Бруно — бесчувственное бревно, которое только и делает, что обеспечивает семью и просит Анну наконец начать учить язык или найти себе какое-то занятие. Я понимаю — это ужасно жестоко с его стороны, просить жену, чтобы она хотя бы попыталась встроиться в социум страны, в которой они живут и будут жить.

Есть мать Бруно — Урсула, которая по мановению пальца Анны бежит сидеть с детьми и забирать их из школы, кормить, купать, укладывать спать и т. п. Тоже та ещё бессердечная дама. Когда Урсула хмурится, у Анны начинается очередной приступ швейцарской депрессии. В любой непонятной ситуации впадай в депрессию и беспомощно моргай — пожалуй, вот слоган Анны.

Вот в целом быт главной героини. Как я уже написала, так жить просто невыносимо. Поэтому Анна заводит себе любовников. Ну надо же как-то самореализоваться. Помимо этого развлечения, Анна ходит к психоаналитику, ну просто чтобы поговорить за жизнь было с кем. С любовниками она не разговаривает. С мужем тоже. Он же бревно. Зачем пытаться найти с ним общий язык. Трое детей откуда? Ну... Урсула — та вообще зверь. Она же хмурится, когда Анна за 5 минут до поездки к любовнику просит её присмотреть за детьми. Хмурится! А психотерапевт, правда за деньги, отвечает на странные вопросы Анны и слушает её вздохи. Описание визитов к психотерапевту я сначала старательно читала, но когда они стали совсем пространными и больше походить на какое-то измененённое состояние сознания Анны, я стала их пропускать. Сюжет от этого совершенно никак не изменился. Подсказка редактору — в таком случае этот текст можно удалить.

Само повествование строится нелинейно. Автор даёт то куски из прошлого Анны, то её диалоги у врача, то описывает поездки к любовникам. Читать любопытно, чтобы понять, где начало, где конец, но примерно на середине книги начинает утомлять.

Финал книги оказался до боли банален. Точнее даже — до боли плагиатом. Если дорогие читатели ещё не поняли, то книга — пересказ «Анны Карениной», видимо, для американской аудитории, незнакомой с русской классикой. Этой же аудитории автор преподносит шокирующую информацию из туристического гида по Швейцарии — там четыре официальных языка и разговорный швейцарский немецкий. Швейцарцы сохраняли нейтралитет во Второй мировой, принимая политических беженцев и храня при этом в банках деньги нацистов. Эти невероятные факты, доступные любому школьнику, призваны разбавить сюрреалистические диалоги у психотерапевта и задуманные как неприличные, но на самом деле попросту отталкивающие, сексуальные похождения Анны.

Словом, более плоского, картонного и безжизненного персонажа, как Анна, я давно не встречала. Сюжет высосан из пальца, а точнее, из другой книги.
Вердикт: не рекомендую.

«Hausfrau», Jill Alexander Essbaum.
Мой рейтинг: 1 из 10.
Купить электронную версию на Амазоне.

Комментариев нет:

Отправка комментария