06.06.2014

Софья Петровна. Спуск под воду — Лидия Чуковская.


Одна из лучших книг на тему сталинских репрессий. Лидия Чуковская - дочь Корнея Ивановича Чуковского, дважды была замужем, от первого брака у нее осталась дочь Люша (Елена). Второй муж Чуковской, физик Матвей Бронштейн, был арестован в 1937 году и расстрелян в 1938, причем Лидии объявили приговор мужа как "10 лет без права переписки", "освободится - пришлет письмо". Тогда она еще не знала, что этот приговор был синонимом расстрела, а семьям говорили так, чтобы избежать истерик и лишнего шума.
Билибин объяснил - каким-то даже деловитым голосом - что я неверно представляю себе Алешин конец. Его никуда не везли, ему не угрожали ни теплушки, ни собаки. Все кончилось гораздо раньше. По мнению Николая Александровича, "десять лет без права переписки" это просто условное наименование расстрела. Чтобы не произносить у окошечек слишком часто "расстрелян", "расстрелян" и чтобы в очереди не поднимался плач.
- Всюду не очень-то нам позволяли переписываться, - сказал он. - Но лагерей таких особых - "десять лет без права переписки" - вовсе не было. И приговора такого. За это я вам ручаюсь.
Чуковская написала "Софью Петровну" по следам произошедших событий, в 1939-1940 годах, но в связи с запретом на публикации Чуковской в СССР книга увидела свет лишь в 1988 году.
Собственно Софья Петровна, главное действующее лицо книги, самая обычная советская женщина, муж у нее умер и она растит сына Колю одна. Она устраивается на работу машинисткой и потихоньку втягивается в общественную жизнь, становится активисткой, участвует в жизни коллектива. Верит, что Советский Союз - лучшая страна на земле, а Сталин все видит и понимает лучше всех. "Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство", словом.
Софья Петровна по вечерам надевала очки — у нее в последнее время развилась дальнозоркость — и читала вслух газету Наташе. Скатерть была уже кончена — Наташа вышивала теперь накидку Софье Петровне на постель. Они говорили о том, как, наверное, возмущен сейчас Коля. Да и не только Коля: возмущены все честные люди. Ведь в поездах, пущенных под откос вредителями, могли быть маленькие дети! Какое бессердечие! Изверги! Недаром троцкисты тесно связаны с гестапо: они и в самом деле не лучше фашистов, которые в Испании убивают детей. И неужели, неужели доктор Кипарисов участвовал в их бандитской шайке? Его не раз приглашали на консилиумы вместе с Федором Ивановичем. После консилиума Федор Иванович привозил его домой попить чайку, посидеть. Софья Петровна видела его совсем близко — вот как сейчас Наташу видит. И теперь он вступил в бандитскую шайку! Кто бы мог ожидать? Такой почтенный старик.
Все у Софьи Петровны получается, сын учится в машиностроительном институте и его распределили работать, к сожалению в Свердловск, но очень хвалят, и даже публикуют его фото с пометкой "энтузиаст производства". Ничто не предвещало, но тут Колю внезапно арестовывают, не называя причин и состояния дела.
Она научилась с первого взгляда догадываться, кто на Чайковской не прохожий вовсе, а стоит в очереди, она даже в трамвае по глазам узнавала, кто из женщин едет к железным воротам тюрьмы. Она научилась ориентироваться во всех парадных и черных лестницах набережной и с легкостью находила женщину со списком, где бы та ни пряталась. Она знала уже, выходя из дому после краткого сна, что на улице, на лестнице, в коридоре, в зале — на Чайковской, на набережной, в прокуратуре — будут женщины, женщины, женщины, старые и молодые, в платках и в шляпах, с грудными детьми и с трехлетними и без детей — плачущие от усталости дети и тихие, испуганные, немногословные женщины, — и, как когда-то в детстве, после путешествия в лес, закрыв глаза, она видела ягоды, ягоды, ягоды, так теперь, когда она закрывала глаза, она видела лица, лица, лица… Одного только она не узнала за эти две недели: из-за чего Коля арестован? И кто и когда будет его судить? И в чем его обвиняют? 
Я с удовольствием читала Чуковскую, она умеет не называя вещи прямо передать атмосферу и отношение персонажей к происходящему, а самое удивительное - и отношение автора. Просто описывая события, она дает возможность читателю самому делать выводы, погружает его в атмосферу шизофрении, царившую в те годы.
Книга читается очень легко и быстро, мне правда хотелось более развернутого повествования, но сама по себе книга - ни убавить, ни прибавить, ничего лишнего или чего-то недостающего нет, просто мне было бы интересно почитать, что происходит с героями дальше.

Спуск под воду, Лидия Чуковская.
Купить электронную книгу на ЛитРес.
Рейтинг: 7 из 10.

Если "Софья Петровна" художественное произведение, хоть и по мотивам недавно произошедшего, то "Спуск под воду" больше автобиографическое произведение. Чуковская описывает писательницу, которая приехала отдохнуть и восстановиться в загородном доме отдыха, все это происходит в 1949 году. Это очередная волна репрессий, на этот раз это "борьба с космополитизмом"!
Для меня же повесть ценна потрясающе емкими размышлениями героини, которые отлично подходят для цитат и дают ответы на многие мои вопросы.
- Пастернак очень неясно пишет. Мы недавно с Сережей читали - помнишь, Сергуля, у Степановых? - так даже обхохотались все. Ничего не понять. Я оглянулась на журналиста. Он шел, робко ссутулясь... Он понапрасну боялся: спорить я не собиралась. "Какая, однако, разоблачающая вещь жена" думала я, идя позади стройных бедер и веселых плевков. Вот "ртом самый смак" - это представляется ему остроумием; а лошадиная сила и легкость шага - красотой; этот тупой смех чистосердечием. В этих плевках он видит что-то непосредственное, милое, детское, а может - и близость к народу".
Чуковская отлично передает настроения простых людей в то время. И то, что Чуковская написала тогда, актуальности не потеряет никогда:
- Как вы думаете, опять начнут сильно сажать? И все из-за этих евреев! - Что из-за евреев? - спросила я, остановившись. - Да вы разве не читаете газет? - зашептала Людмила Павловна. - Опять там какой-то заговор, опять они что-то мутят, какие-то открылись космополиты. Они заговоры устраивают (родственники-то у всех за границей), а из-за них невинные люди мучаются. Разобраться-то трудно. Лес рубят - щепки летят... Из-за каких-то там беспаспортных бродяг, предателей родины, честные люди терпят. Вы думаете, органам легко разобраться, когда их так много? Я чуть не швырнула ее ящик в снег, но что сказать - не нашлась. Как извлечь этот сор из ее бедного мозга? Вот, значит, зачем изрыгают газеты и радио свое навязчивое, тупое вранье. Ведь это не стихийный антисемитизм, не тот, заново прилетевший к нам из фашистской Германии во время войны, когда в очередях снова заговорили: "евреи-то сыты", "евреи умеют устраиваться", и одна торжественная старуха-узбечка сказала при мне старухе еврейке: "мои узбекские глаза тебя не видят..." Это не стихийное безумие, столько раз охватывавшее в прошлом темных людей, это нарочито-организуемый, планомерно распределяемый бред, бред с заранее обдуманным намерением. Я только сказала беспомощно: "Ну при чем тут евреи?"
Словом, я очень рекомендую к прочтению эти повести Лидии Чуковской.

«Софья Петровна», Лидия Чуковская. Купить бумажную книгу на Озоне | в Лабиринте | купить электронную книгу на ЛитРес.
Рейтинг: 9 из 10.

Комментариев нет:

Отправка комментария